Переведено на добровольных началах для проекта «YogaScience»

Еленой Пихулей.

Главный редактор: Дмитрий Данилов.

Корректоры: Виктория Ляпорова, Руслан Кулешов. Дизайн: Александр Котельников.

Выпускающий редактор: Анна Девятая.

“Наследование с изменениями”: вступительная часть Йога-шастры Патанджали (Pātañjalayogaśāstra)*

Филипп Андре Маас (PHILIPP ANDRÉ MAAS)


_________________________________

* Хочу поблагодарить Susanne Kammuller, M.A. за вычитку текста на английском языке

Приступая к работе над текстом, написанным в виде шастры (śāstra – здесь - текст-пояснение к сутре – прим. пер.), мы обычно берем печатную книгу, которая, скорее всего, была издана в Индии в конце XIX или в начале XX века, и начинаем читать. В большинстве случаев мы без особого труда разбираем текст, понимание которого облегчают и подсказывают присутствующие в нем данды (daṇḍas знаки препинания, используемые в индийском письме деванагари; в сутрах используются для разграничения строф и полустроф – прим. пер.), параграфы и нумерация разделов. Конечно, читатель с филологической подготовкой сохранит скептическое отношение к формулировкам даже при чтении печатного текста. Она (или он) будет иметь в виду возможность наличия в этой версии мелких ошибок, таких как опечатки или неуместные данды. Однако, в общем и целом, читатель, в своем стремлении понять текст, примет авторитет печатной версии. Такая филологическая стратегия, безусловно, является целиком оправданной. Она дает возможность избежать риска толкования текста, который отражает предпочтения современного редактора, вместо того, чтобы придерживаться исторически «правильной» версии. Однако вопрос того, в какой степени печатная версия является исторически правильной, или, иными словами, действительно ли она передает слова, выбранные автором текста, или по крайней мере вариант, который восходит к ранней стадии передачи, обычно не беспокоит нас до тех пор, пока в читаемом нами тексте мы не находим явных ошибок.

Когда я впервые изучал PYŚ, т. е. «Йога-сутру» (Yogasūtra) вместе с так называемой «Йога-бхашьей» (Yogabhāṣya), я наткнулся на такую ошибку, и мое последовавшее за этим изучение истории передачи этого текста в значительной степени снизило мое доверие к надежности изданий, отпечатанных без обращения к большому количеству рукописей из различных районов индийского субконтинента. Если результаты моих исследований истории передачи этого текста могут в какой-либо степени быть показательными для шастра-текстов в целом, то мы вправе подозревать, что любое издание, которое основывается на небольшом количестве бумажных рукописей, написанных на деванагари (Devanāgarī – один из наиболее распространенных вариантов индийского письма – прим. пер.), возможно, передает лишь довольно позднюю редакцию соответствующего текста.

Само собой разумеется, что я ни в коей мере не ставлю своей целью приуменьшить значение невероятного вклада ранних редакторов в Индологию как академическую дисциплину. В случае с PYŚ такие редакторы, как Кашинатха Шастри Агаше (Kashinatha Shastri Agashe) в 1904, и даже более известный Васудев Шастри Абхьянкар (Vasudev Shastri Abhyankar)1 в 1917 подготовили великолепные издания, исходя из тех условий, в которых им приходилось работать. Мы можем просто вспомнить, что в те времена воссоздание рукописей было невероятно дорогостоящим процессом, занимавшим уйму времени; что путешествия по Индии занимали намного больше времени, чем сегодня, и что вся информация обрабатывалась вручную.

В те времена для одного человека было просто невозможным выпустить издание, основанное на большом разнообразии источников из разных частей индийского субконтинента. С тех пор ситуация изменилась, и (сегодня) мы находимся в выгодной позиции, позволяющей, так сказать, трансформировать технический прогресс в более глубокие знания истории текстов.

Когда я, будучи еще студентом, читал PYŚ в первый раз, и с использованием комментария «Патанджали йога-шастра виварана» (Pātañjalayogaśāstravivaraṇa YVi) я довольно быстро понял, что та версия текста, комментарии к которой давала YVi, довольно часто казалась более древней, чем те версии, что содержались в доступных мне печатных изданиях. Вскоре я обнаружил, что мое якобы новое открытие было объектом изучения в статье, опубликованной «Уэзлер» (Wezler) более чем десятью годами ранее2, и что с момента данной публикации был достигнут некоторый филологический прогресс. Кенго Харимото (Kengo Harimoto), докторант в «Халбфасс» (HALBFASS’s), начал подготовку критического издания (предполагаемый прототип текста, реконструированный на основании максимально возможного варианта рукописей с данным текстом – прим. пер.) YVi с использованием двух новых рукописей в дополнение к тому корпусу, что был доступен для первого издания3. Харимото представил новое издание в качестве своей докторской диссертации в Университете Пенсильвании в 1999 году, через год после того, как я – по предложению Доктора Альбрехта Уэзлера (Prof. Dr. Albrecht Wezler), профессора из Университета Гамбурга, начал подготовку критического издания первой главы PYŚ. В качестве основы для своего издания я использовал реконструкцию версии, комментарий к которой содержался в YVi. Более того, я собрал 21 печатное издание и максимальное количество рукописей, которые я смог получить. Под конец у меня в распоряжении было 25 текстовых свидетельств в виде источников, написанных на деванагари, и еще 7 – на локальных видах письма. Так как на начальном этапе мое исследование не было в достаточной степени организованным с точки зрения географии, этот корпус рукописей, возможно, не является полностью репрезентативным в отношении процесса передачи в целом; например, мне не удалось заполучить ни одной рукописи на ория (Orīya – язык и письмо индийского штата Орисса прим. пер), и ни одного письменного свидетельства из Раджастана. Тем не менее, я полностью уверен в том, что собрал группу текстуальных свидетельств, которые представляют по крайней мере основные линии передачи, так как регионы происхождения рукописей покрывают основную часть индийского субконтинента, начиная от Кашмира на северо-западе до Бенгалии на востоке, и от штата Махараштра дальше на юг, до Тамил-Наду и Кералы.

Чтобы оправдать мое отсутствие доверия к надежности большей части печатных текстов и предоставить информацию, которая будет полезной для понимания моего последующего обсуждения различных вариантов вступительной части PYŚ, я бы хотел подвести итоги моих исследований вопроса истории передачи этого текста. Я предоставлю фактически дополнение к моей работе под названием «О письменной передаче Йога-шастры Патанджали» («On the Written Transmission of the Pātañjalayogaśāstra»), с которой я выступал на 12-й Всемирной Конференции по вопросам санскрита в Хельсинки, Финляндия, 3 года назад (т. е. в 2003 г. – прим. пер.)4. В этой работе я установил основные линии передачи PYŚ путем анализа характерных индикативных ошибок, которые передаются исключительно в источниках, принадлежащих той или иной линии передачи. Поскольку в целом текстуальная традиция – в большей или меньшей степени – довольно сильно подвержена контаминации (в стемматологии (она же стемматика, или метод изучения генеалогии текстов и истории их письменной передачи по доступному для исследователей рукописному материалу), контаминацией называют соединение текстов разных редакций одного произведения прим. пер.), текстология не позволяет установить историю передачи с абсолютной уверенностью. С другой стороны, влияние контаминации было не настолько сильным, чтобы сделать стемматические соображения абсолютно невозможными.

Рисунок 1: Гипотетическая стемма (диаграмма последовательности рукописных вариантов произведения прим. пер.) передачи PYŚ. Сплошные линии показывают прямую зависимость, пунктирные линии указывают на контаминацию. Вертикальное расстояние от самого позднего общего предшественника всех письменных свидетельств до его наследников изображается без соблюдения пропорций в отношении возраста письменных источников.5

Эта гипотетическая стемма6 показывает, что передача разделена на две основные ветки, каждая из которых берет свое начало, соответственно, от одного гипархетипа (в текстологии гипархетипом, или гиперархетипом, называется промежуточный «узел» между архетипом редакции предполагаемым самым близким к оригиналу текстом, от которого пошли все остальные тексты списка данной редакции, и списком сохранившихся рукописей данной редакции – прим. пер.). Гипархетип α является самым поздним общим предшественником всех письменных источников, которые передают общепринятую редакцию текста. По большому счету, все печатные издания передают эту версию с довольно ограниченным количеством разночтений. Большинство рукописей, передающих общепринятую редакцию текста, написаны на бумаге шрифтом деванагари. Поскольку передача в этой ветке в значительной степени подвержена контаминации, я в настоящий момент не имею возможности разработать более точную стемму с какой-либо степенью уверенности.

С другой стороны, мы видим гипархетип β, который является самым поздним общим предшественником всех письменных источников, передающих редакцию, которую я бы назвал «Южной версией». Я ввел это определение по причине того, что все источники, которые передают эту редакцию, происходят из южной части Индии. Гипархетип β был отправной точкой для разделения этой ветки на три подраздела. С левой стороны предполагаемый источник g является общим предшественником трех рукописей, написанных при помощи грантха (Grantha – алфавит южной части Индии, использовался для записи санскритских текстов – прим. пер.): одной из Мадраса, сегодня переименованного в Ченнай (Chennai), и двух из Танджавура (Танжура) (Thanjavur (Tanjore)). Ветка в центре ведет к общему предшественнику трех рукописей на телугу (Telugu – дравидийский язык, на котором говорят в штатах южной Индии – прим. пер.), одной из Майсора, и еще одной из Тируванантапурама (Тривандрама) – (Thiruvananthapuram). И, наконец, с правой стороны мы видим предполагаемый источник Y, который является самым поздним предшественником основного текста YVi', рукописи из Пондичерри (Pondicherry), написанной алфавитом грантха, и рукописи из Тируванартапурама, написанной на малаялам (Malayālam дравидийский язык юго-западной части Индии – прим. пер.). Почти все рукописи, которые берут свое начало от гипархетипа β, написаны на пальмовом листе, за исключением Mg, написанной на бумаге.

Чтобы дополнить эту гипотетическую стемму, которая в основном строится на наличии индикативных ошибок, я подготовил статистическую таблицу, основанную на общем корпусе из 2588 вариантов чтения, найденных в 22 полных письменных источниках и 3 фрагментах.

Таблица 1. Статистическая таблица7, которая показывает количество общих вариантов чтения для каждой пары источников в округленном процентном значении.

В таблице показано количество общих вариантов чтения для каждой пары письменных источников, преобразованное в процентное значение. Для получения результатов, приведенных в таблице, я прибегнул к следующей процедуре: Критическое издание регистрирует варианты прочтения в полностью положительном аппарате (критический аппарат регистрирует разночтения между вариантами текста согласно редакционным принципам; различают положительный аппарат, в который записываются примеры как принятых, так и отвергнутых вариантов текста, и отрицательный, в который вносятся только противоречивые, несхожие друг с другом варианты чтения – прим. пер.). Каждая запись в аппарате учитывает весь объем, состоящий из 22 буквенно-цифровых обозначений (сигл) для всех полных источников, и сиглы фрагмента в случае передачи им текста. Таким образом, если слово в основном тексте, например, конъюнкт ca, передается с разночтением, например, дизъюнктом , текстуальные источники, перечисляемые в аппарате, разделяются на две группы, а именно: те источники, в которых содержится вариант ca, и те, в которых присутствует вариант . Редактор классических текстов Classical Text Editor (CTE), т. е. компьютерная программа, которую я использовал, дает возможность не только искать любую комбинацию сигл, но и считать количество случаев их полного совпадения. Таким образом, можно подсчитать количество вариантов чтения, которые для каждого источника совпадают с любым другим источником, и пересчитать это количество в процентное соотношение. Эти округленные процентные значения приведены на пересечении строк и столбцов. Программа CTE также дает возможность считать единичные разночтения. Предпоследняя строка показывает процентное количество единичных разночтений для каждого источника.

Части таблицы с серой заливкой указывают на группы источников, которые отличаются значительно более высоким процентом общих вариантов чтения. Степень значимости является результатом фиксированного подсчета. В третьей снизу строке, как и в третьем справа столбце, записано среднее процентное значение общих вариантов чтений для каждого источника. Совершенно очевидно, что среднее число получено путем сначала сложения процентного значений общих вариантов чтения для каждого источника, а затем – разделения суммы на количество источников. Например, средним процентным значением для Tjg1 является 72%, для Tjg2 – тоже 72%, в то время как средний показатель общих вариантов чтения для Kn3 составляет 81%. Принадлежность обоих этих источников к одной группе была установлена при помощи факта того, что процентное значение общих между ними вариантов чтения превышает показатель, который можно было бы ожидать, исходя из суммы обоих средних количественных показателей вариантов чтения, разделенных на 2, а именно, средних показателей обоих средних значений. Расчет, который позволяет установить принадлежность к той или иной группе, производится следующим образом: мы складываем среднее процентное значение для двух источников и сумму делим на 2. Результат сравнивается с процентным значением общих вариантов чтения, записанным на пересечении соответствующей строки и столбца. Если число, записанное в этой точке, превышает результат предыдущего подсчета, оба источника принадлежат к одной группе. Если число меньше, то не принадлежат. Здесь снова полезно привести пример. Как мы видим, среднее количество общих вариантов прочтения для Tjg1, как и для Tjg2, составляет 72%. Сумма обоих процентных показателей, разделенная надвое, также равняется 72%. Этот результат является более низким, чем процентный показатель общих вариантов чтения для источников Tjg1 и Tjg2, который составляет 77%. Следовательно, оба источника являются членами общей группы. Обратное верно для отношений между Tjg1 и Bn2. Сумма средних процентных значений общих для двух источников вариантов чтения равна 73% + 72% = 145%, 145, деленное на 2, дает 72.5. А так как процент общих разночтений для Tjg1 и Bn2 – т. е. 70% – ниже цифры из предыдущего подсчета, то эти источники не входят в одну общую группу.

В верхней левой части таблицы, выделенной темно-серым, статистика указывает на большую и однородную группу источников, которые включают в себя все рукописи, передающие общепринятую редакцию текста. Вполне вероятно, что все эти источники восходят к общему предшественнику, который можно идентифицировать как гипархетип α в приведенной гипотетической стемме. Группа общепринятой редакции текста включает в себя все рукописи, написанные на деванагари, три рукописи на телугу и по одной рукописи, написанной на языках майтхили (Maithilī – один из индоарийских языков, исп. в штате Бихар и Непале – прим. пер.), старобенгальском (Old Bengalī один из индоарийских языков, распространен на северо-востоке Индии и в Бангладеш – прим. пер.), шарада (Śāradā – один из видов письма в Кашмире – прим. пер.) и нандинагари (Nandināgarī – один из видов брахманической письменности, использовался на юге Индии – прим. пер.). Все рукописи, кроме Kb, написаны на бумаге. Лишь за редкими исключениями, процентное значение единичных разночтений, передаваемых в рукописях этой группы, намного ниже, чем процентное значение единичных разночтений за пределами этой группы. Два из этих исключений можно легко объяснить. Bat является единственным источником, который передает YBh без YS. Таким образом, в нем присутствует большое количество опущений в качестве единичных разночтений. Похожая история и с Pvn4, содержащей короткие цитаты из «Таттва вайшаради» (Tattvavaiśaradī TVś) Вачаспатимишры (Vācaspatimiśra), которые встроены в текущий текст PYŚ. Эти цитаты, естественно, увеличивают количество единичных разночтений.

Кроме группы общепринятой редакции текста, в правой части таблицы, выделенной темно-серым, показана группа, которая состоит из трех рукописей, написанных на грантха. Каждый участник грантха-группы имеет значительный процент общих вариантов чтения с одним или более источников из группы общепринятой редакции, предположительно по причине контаминации более раннего общего предшественника этих трех источников.

Однако в целом таблица дает только ограниченный объем информации касательно принадлежности рукописей к той или иной группе, и, соответственно, не является достаточно мощным инструментом для увеличения объема наших знаний касательно стемматических отношений. Причина этой слабости лежит в непоследовательности самой по себе текстологической традиции. С одной стороны, у нас есть большинство источников с большим количеством общих вариантов чтения, которые присутствуют исключительно в этой группе, т. е. группе общепринятой редакции. С другой стороны, мы имеем небольшое количество источников, которые отличаются наличием намного меньшего количества вариантов чтения, т. е. южную группу. Более того, за пределами грантха-группы все южные источники передают огромное количество единичных разночтений, которые, естественно, уменьшают количество общих вариантов чтения. Таким образом в таблице «мажоритарное» большинство вариантов чтения, которые являются общими для общепринятой редакции текста, часто затмевает меньшее количество вариантов чтения, общих для этих источников.

Однако, если уменьшить количество вариантов чтения, используемых для статистического исследования, путем применения некоторых строго определенных критериев, картинка прояснится.

Таблица 2

Приведенная выше таблица8 (Таблица 2) была подготовлена на основании всех примеров, в которых вариант чтения как минимум в двух источниках из южной группы не совпадает со всеми оставшимися источниками этой группы. Были включены только те случаи, в которых наблюдается разделение передачи внутри южной группы. Количество соответствующих вариантов чтения варьируется для каждого источника по причине полного игнорирования случаев единичных разночтений.

Получившаяся в результате таблица явно демонстрирует три группы, которые четко соответствуют трем подразделам южной передачи, обозначенным в гипотетической стемме. В левой части таблицы, с серой заливкой, мы можем видеть группу из трех грантха-рукописей. Серая область в центральной части таблицы включает в себя две рукописи на телугу, в то время как в серой зоне правой части таблицы мы видим основной текст YVi вместе с двумя рукописями – одной на малаялам, и второй, написанной на грантха.

В группе из трех грантха-рукописей, Mg и Tjg2 содержат намного больше общих вариантов чтения между собой, чем между ними и Tjg1. Следовательно, скорее всего, Mg и Tjg2 восходят к одному общему предшественнику (g'), который не был предшественником для Tjg1. Происхождение всех трех рукописей от одного общего предшественника (g) могло бы быть причиной статистической принадлежности всех рукописей одной группе. Присутствие одного общего предшественника (t) у рукописей Tvt и Myt3 также можно установить благодаря наличию огромного количества общих для этих двух источников вариантов чтения. Эти статистические данные по большому счету согласуются с результатами исследования вариантов чтения9.

Однако при рассмотрении оставшейся группы мы сталкиваемся с частично противоречащими друг другу результатами. Статистически Pcg принадлежит одновременно к двум группам, а именно, грантха-группе и группе, которая включает в себя основной текст YVi. Предположительно, данный результат можно объяснить наличием контаминации. Возможно, переписчик текста Pcg (или переписчик какого-либо из его предшественников) сравнил свой экземпляр с более древней грантха-версией текста PYŚ и в некоторых местах решил скопировать именно этот вариант, вместо того, чтобы оставить текстовку основного экземпляра10. Вследствие этого у Pcg больше общих редакций с членами грантха-группы, чем у основного экземпляра, и количество общих вариантов чтения, общих между Pcg и основным текстом YVi', как и Tvy , меньше, чем могло бы быть, если бы Pcg не был контаминирован.

Из-за самой природы статистических таблиц информация, предоставляемая относительно стемматических отношений между источниками, все еще является ограниченной. Сама по себе таблица не в состоянии дать информацию касательно отношений между самыми поздними общими предшественниками каждой группы.

В области эволюционной биологии был разработан довольно многообещающий для установления истории передачи текста альтернативный метод, известный как кладистика. В ходе «Вызова текстологии 1991» (Textual Criticism Challenge 1991), инициированного Питером Робинсоном (Peter Robinson), редактором древнеисландского цикла повествований «Свипдагсмаль» (Svipdagsmál), Роберт О’Хара (Robert O’Hara), биолог-эволюционист из Университета Гарварда, очень убедительно показал, что кладистический анализ разночтений является полезным для реконструкции истории рукописей11. Если вкратце, то кладистика – этот метод, который применяют биологи-методисты для создания эволюционного древа видов. На протяжении длительного процесса репродукции и дивергенции в эволюционном прошлом множество видов появилось на свет путем «наследования с изменениями» (Ч. Дарвин). Целью кладистического метода является реконструкция данного процесса, который, естественно, можно лишь вывести в качестве заключения, но не наблюдать. Кладистика начинается с определения различий между видами (так называемых признаков), которые позволяют осуществить классификацию по двум или более группам и вывести умозаключение относительно эволюционного процесса. Признаки можно вывести из разницы между видами в размере, цвете, поведении, внешней анатомии, молекулярном составе и т. д. В ходе второго этапа необходимо установить «полярность» признаков, т. е. нужно решить, какой из двух признаков – например, наличие позвонков или их отсутствие – представляет потомственное состояние, а какой был эволюционной производной. После этого распределение признаков становится объектом численного расчета, в результате которого формируется родовое древо. В этом древе должно учитываться распределение признаков у исследуемого вида. Если количество признаков, как и число видов, высоко, и если распределение признаков оказывается частично противоречивым из-за того, что не все признаки являются эволюционной производной, но некоторые восходят к конвергенции развития, то количество древ, которые необходимо оценить, может быть невероятно большим. На данном этапе свою помощь предлагают многие компьютерные программы. Эти программы, которые пользуются широкой популярностью в таксономическом сообществе, обычно осуществляют поиск по всему диапазону возможных древ и определяют минимальное число изменений в состоянии, которое могло произойти в каждом древе, т. е. программа устанавливает, какое древо или древа представляют собой кратчайшую связь между общим предком и отдельными видами. Древо с наименьшим числом промежуточных узлов между самым древним предком и исследуемым видом принимается как наилучший вариант подлинной эволюционной истории.

Схожесть задач эволюционной биологии и стемматологии очевидна. Стемматология тоже занимается проблемой реконструкции исторических фактов из «признаков», т. е. вариантов чтения, которые вносятся в текст в ходе истории его передачи. Тем не менее, необходимо совершенно четко понимать, что, хотя применение числовых методов кладистики в рамках текстологической традиции очень быстро дает предположения касательно истории рукописи, это не является философским камнем текстологии. Существует целый ряд ограничений для их успешного применения. Кладистическое допущение о том, что один (и только один) новый вид может развиться исключительно из одного родительского вида, является проблематичным для стемматологии (как и для систематической биологии). Одну рукопись могли скопировать более одного раза, и существует реальный шанс того, что таких копий до нас дошло несколько. Это ограничение не должно умалять огромной ценности кладистического подхода к изучению рукописей. Ценность числового кладистического анализа заключается в том, что с его помощью ученые продираются сквозь джунгли разночтений, а традиционное редакционное детальное изучение вариантов чтения с легкостью вскрывает пласт ошибок того типа, который только что был описан в анализе.

С двумя другими источниками ошибок справиться намного сложнее: контаминация в рукописях и возможность одинаковых ошибок в написании могут независимо друг от друга и по чистому совпадению (принцип параллелизма) повлиять на разные ветки передачи. Если число вариантов чтения высоко, то может показаться разумным считать, что относительно небольшое количество разночтений, появившихся в результате контаминации или параллелизма, будет в числовом значении значительно превзойдено огромным количеством вариантов чтения наследственного характера, и таким образом окажется статистически не играющим особой роли. Кладистический анализ разночтений в «Свипдагсмаль», однако, показывает, что это предположение является необоснованным12.

Потенциал кладистического анализа вариантов чтения для реконструкции исторической передачи в традиции санскритских рукописей еще не установлен окончательно13. Для улучшения результатов своего первоначального анализа Робинсон и О'Хара предлагают добавить «определенные изначальные предположения» касательно полярности разночтений. С другой стороны, оба автора прекрасно осознают опасность процесса зацикливания, которое может возникнуть в результате манипулирования данными, «потому что существует возможность корректировки данных, вносимых в программу, до такой степени, что это приведет к получению любого результата, который нужен проверяющему»14.

Метод, объединяющий в себе основные методики текстологии, сформулированные Полом Маасом (Paul Maas, 1958) и другими, с использованием кладистического программного обеспечения, был предложен голландским филологом Сейлмансом (Salemans, 2000), который работал над пьесой «Ланселот Датский» (Lanseloet van Denemerken), написанной на средне-нидерландском языке. Сейлманс приводит убедительные аргументы для разработки строгих критериев, которым должны отвечать варианты чтения, чтобы считаться генеалогически значимыми. И, хотя он разработал свои критерии, имея в виду метрический текст на средне-нидерландском, нам кажется, что многие из его идей применимы – или, по крайней мере, приспособлены также и для шастра-текстов на санскрите. Я надеюсь получить возможность применить модифицированную версию метода Сейлманса к изучению истории передачи не только PYŚ, но также истории передачи «Чарака-самхиты» (Carakasaṃhitāдревний аюрведический текст – прим. пер.). Материал, состоящий из сопоставления 42 рукописей для большей части «Виманастханы» (Vimānasthāna 8 – один из восьми разделов «Чарака-Самхиты» – при.пер.) присутствует в наличии15.

Таблица 3: Первый параграф Pātañjalayogaśāstra16

Если же мы сейчас обратимся к анализу передачи первого параграфа PYŚ в том виде, как он приводится в критическом издании (Таблица 3), то первое впечатление может оказаться весьма обескураживающим. Мы видим сутру 1.1 atha yogānuśāsanam, принятую в качестве основного текста, и почти целую страницу вариантов чтения, состоящих из различных мангал (maṅgala – ритуальные начальные строки с приветствием/пожеланием процветания и посвящением текста – прим. пер.) и начальных стихотворных строф – станс арамбхашлока (ārambhaśloka). Однако, если помнить примерную картину с путями передачи, ситуация проясняется.

Внутри южной группы существует два источника, которые не передают ни maṅgala, ни ārambhaśloka, т. е. текст Tjg1 и базовый текст YVi. Отсутствие какого-либо текста, принадлежащего непосредственно произведению PYŚ, перед словом atha в базовом тексте YVi может быть установлено без всякого сомнения. С другой стороны, YVi приводит полную цитату первой сутры, которая начинается со слова atha, как первую часть произведения, написанную в прозе; с другой стороны, ее комментарий к слову atha звучит следующим образом: athetyādipātañjalayogaśāstravivaraam ārabhyate (Харимото, 1999, 143.2): «Я начинаю комментарий (vivaraṇa) к авторитетному учению йоги, восходящему к Патанджали, которое начинается [со слова] atha”.

Результаты изучения оставшихся источников южной группы весьма разнообразны. Из-за повреждений письменного материала начальную часть текста в документах Pcg и Tvt прочесть невозможно. Однако размер испорченного фрагмента пальмового листа Tvt точь-в-точь совпадает с тем, что можно было бы предположить, если бы начальной фразой этого документа также была atha yogānuśāsanaṃ. С другой стороны, в Pcg размер отсутствующей части немного больше. Создается впечатление, что кроме atha yogānuśāsanam в ней присутствуют еще две akṣara (знак, обозначающий слог – прим. пер.) Возможным кандидатом на дополнительный текст, состоящий из двух akṣara, является praṇava, слог om, написанный с конечной hālantacihna, что точь-в-точь повторяет начало текста, которое мы видим в документе Mg.

Оставшиеся три источника южной группы содержат еще больше текста. Tvy начинается с двух maṇgala, одна из который адресуется Ганеше, вторая – Патанджали, предполагаемому автору произведения, которое далее излагается. В Tjg2, который имеет стемматически близкое отношение к грантха-рукописям Mg и Tjg1, мы находим единственное в своем роде и весьма обстоятельное вступление. В начале приводятся четыре строфы, которые соответствуют началу Амританада Упанишады (Amṛtanāda Upaniṣad)17. Эти стихотворные строфы содержат краткое изложение пути спасения, который ведет от изучения авторитетных учений (шастр) к сверхтонкому (sūkṣma) состоянию, называемому «мир брахмы» («brahma-world»). Сразу за ними следуют две maṇgala, в которых идет обращение к верховному божеству как kalyāṇaśaṃba (щедрый, процветающий – прим. пер.) и dakṣināmurti (одна из ипостасей Шивы – прим. пер.) и третья maṇgala, посвященная лотосоподобным (т. е. божественным – прим. пер.) стопам учителей-гуру. Затем в Tjg2 следуют две ārambhaśloka, последняя из которых снова выражает преклонение перед Шивой.

В последнем оставшемся источнике из южной группы, Myt3, присутствует частично нечитаемая maṇgala, посвященная стопам или сандалиям гуру (gurupādukā), за которой следует та сама начальная стихотворная станса, которую мы находим почти во всех источниках из группы общепринятой редакции текста.

Применение к данным результатам методов текстологии с целью реконструкции гипархетипа β приводит к выводу о том, что этот ранний источник скорее всего не содержал в себе ни maṇgala, ни вступительной стихотворной строфы. Факт наличия atha как первого слова в трех источниках, каждый из которых принадлежит одной из трех ветвей, берущих свое начало от гипархетипа β, устанавливает происхождение этой редакции от самого позднего общего предшественника трех рукописей, т. е. гипархетипа β – поскольку у нас нет никаких признаков того, что общий вариант чтения является следствием контаминации или независимых параллельных изменений в тексте. Факт присутствия в Myt3 той же самой ārambhaśloka, которая присутствует в большинстве источников, принадлежащих к группе общепризнанной редакции текста, можно легко объяснить влиянием контаминации.

Если же мы перейдем к группе общепризнанной редакции текста, то разнообразие различных maṇgala будет слишком большим для обсуждения вариантов каждого источника в отдельности. Из 16 рукописей, в которых передается первая часть текста, семь содержат maṇgala, обращенные к Ганеше, которые отличаются друг от друга лишь использованием слога om и употреблением приставки-почитания śrī. В оставшихся источниках находим посвящение змею Ананте (он же Шеша – прим. пер), высшему я (paramātman), т. е. верховному божеству; богине Шри (Śrī, она же Лакшми – прим. пер.) и Раманудже (Rāmānuja), знаменитому философу вишишта-адвайты.

В вопросе передачи начальных стихотворных станс тексты из группы общепризнанной редакции являются довольно однородными. Все рукописи, кроме трех, непосредственно перед словом atha содержат следующую строфу, написанную размером Sragdharā:

yas tyaktvā rūpam ādyaṃ prabhavati jagato nekadhānugrahāya prakīakleśarāśir viamaviadharo ’nekavaktraḥ subhogī | sarvajñānaprasūtir bhujagaparikaraḥ prītaye yasya nityaṃ

devo ’hīśa ḥ sa vo 'vyāt sitavimalatanur yogado yogayuktaḥ |

«Пусть тот, кто, отказавшись от своей первоначальной формы, использует свою власть, чтобы различными способами показать миру доброту тот, кто носит красивый капюшон и имеет много ртов, владеющий смертельным ядом и все же уничтожающий множественные препятствия – он источник всех знаний, чей пояс из прислуживающих ему змей является источником непрестанного удовольствия – пусть он, божественный Владыка Змей, защищает тебя, своим безупречным телом – он, тот, кто наделяет сосредоточением (yoga), и сам сосредоточен на сосредоточении» (Вудс (Woods) 1914, стр. 3).

Применение текстологических методов уже практически с полной очевидностью дает понять, что эта строфа изначально не принадлежит PYŚ. Вероятно, она никогда даже не являлась частью самого позднего общего предшественника всех источников из группы общепризнанной редакции текста, т. к. три рукописи из этой группы, т. е. Pvn3, Pvn4, и Myt2, согласуются с архетипом β в отсутствии этого стихотворного отрывка. Этот вывод подкрепляется также внешним свидетельством. Ни в YVi ни в TVś Вачаспатимишры нет ни следа этой строфы в основном тексте. Единственным, кто подтверждает присутствие этой ārambhaśloka как части основного текста, является Виджнянабхикшу (Vijñānabhikṣu) в его Yogavārttika во второй половине XVI века18. Эти данные ограничивают отрезок времени, когда эта строфа могла быть добавленной к тексту PYŚ, периодом между началом XI и началом XVI веков. Что касается географии, то местом, где произошло это добавление, явно была не Южная Индия. С помощью дополнительного внешнего доказательства – на которое мое внимание обратил профессор Др. Ашок Аклужкар (Dr. Ashok Aklujkar) из Университета Британской Колумбии – возможно и дальнейшее сужение как промежутка времени, так и географической зоны, в которых было сделано это дополнение. Эту строфу можно найти сразу после заголовка atha mahābhāṣyaṃ likhyate в комментарии (ṭīkā) некоего Шанкары (Śaṅkara) к тексту Prāṇapaṇita Пурушоттамадевы (Рuruṣottamadeva), который в свою очередь является комментарием к «Вьякаранама-абхашья» (Vyākaraṇamahābhāṣya) Патанджали, который грамматист19. Маникантха (Maṇikaṇṭha возможно, Maṇikaṇṭha Miśra, один из авторов Навья Ньяя, бенгальской школы логики XIII в. – прим. пер.), который комментирует комментарий (ṭīkā) Шанкары, четко заявляет о том, что автором этой стихотворной строфы был Шанкара20. Если это соответствует истине, возможным районом составления этой строфы является Бенгалия, т. к. Пурушоттамадева был бенгальским грамматистом. Отправной точкой (terminus a quo, т. е. наиболее ранней вероятной датой возникновения – прим. пер.) произведения должна быть дата после жизни Пурушоттамадевы, который жил в первой половине XII века н. э.21

Каким образом мы можем объяснить разнообразие maṇgala и ārambhaśloka, которые вошли в редакции передачи PYŚ? Возможный ответ должен быть связан с ролью обеих текстовых составляющих. Известно, что maṇgala, равно как и ārambhaśloka, используются для магического обеспечения успеха начинания22. В случае передачи текста важными являются два действия: (1) - творческая деятельность автора и (2) - деятельность переписчика при копировании текста. Таким образом maṇgala могут быть добавлены к тексту либо самим автором, либо они появляются в результате редакционной деятельности переписчика. Шансы дополнений от лица переписчика стать устоявшейся частью текста увеличиваются в случае их гармоничной интеграции в мир идей самого текста. Очевидно, именно так обстоит дело с ārambhaśloka, что начинается с yas tyaktvā. Мы видим целый ряд идей, связанных с божеством Ананта, которое соответствует теологии, изложенной в PYŚ I.23 ff., как, например, идея о том, что верховное божество ниспосылает знания, и что оно свободно от «ограниченности» (клеша kleśa). Кроме того, строфа является отражением легенды о том, что Патанджали является не только автором Йога-сутры, но и воплощением змея Ананта.

Существование этой стансы согласуется с легендой не только о божественном происхождении Патанджали23, но также и о другой предположительно легендарной личности, а именно, с идеей различного авторства YS и YBh. Согласно этому широко известному мнению, автором YS был Патанджали, в то время как авторство YBh принадлежит либо Вьясе (Vyāsa), либо Ведавьясе (Vedavyāsa). Так как аллюзии автора к собственному божественному происхождению в ārambhaśloka кажутся маловероятными, эту строфу принято приписывать не самому Патанджали, но Вьясе. Однако принятие такого авторства приводит к дополнительной проблеме. Если автором этой строфы был комментатор, то следовало бы ожидать, что он разместит свою maṇgala непосредственно перед началом собственного труда, т. е. сразу перед комментариям к первой сутре, а не перед самой сутрой. Следует признать, что четыре тесно связанных между собой печатных издания C1aE, C1bE, J1E, и V2E приводят YS I.1 и стихотворную строфу yas tyaktvā … в порядке, обратном по сравнению с оставшейся частью передаваемого текста. Однако это указывает скорее не на оригинальность этой версии, а на то, что один (или более) редактор(-ов) обратил(-и) внимание на эту проблему.

Насколько мне известно, самым древним источником, который четко подтверждает мнение относительно различного авторства Йога-сутры и Йога-бхашйи является Мадхава Видьяраджья (Mādhava Vidyāraṇya), автор трактата XIV века «Сарвадарсана-самграха» (Sarvadarśanasaṃgraha), который, возможно, жил незадолго после начала распространения легенды о божественном происхождении Патанджали.

Хорошо известно значительное влияние «Сарвадаршана-самграхи» Мадхавы на ранние представления Западного мира об индийской философии24. Однако влияние этих ранних толкований на более поздние истории индийских философских систем еще не было надлежащим образом изучено. И ученым еще предстоит установить степень (косвенного) воздействия Мадхавы на то, что мы считаем знанием истории индийской философии.

Авторские сноски и комментарии

1 Издано как The Yogasûtras of Patañjali with the Scholium of Vyâsa and the Commentary of Vâchaspatimis´ra. По вопросу роли VASUDEV SHASTRI ABHYANKAR в ранней Индологии см. HALBFASS (1990), p. 260.

2 WEZLER (1983).

3 Первое полное издание YVi было издано в Мадрасе (1957) как Pātañjalayogasūtrabhāyavivaraṇa.

4 Готовится к публикации как MAAS (2007); см. также MAAS (2006), сс. 165–170.

5 Данная стемма приводится из издания MAAS (2006), p. lxxiii.

6 См. MAAS (2006), pp. lxxii–lxxiii.

7 Эта таблица является несколько видоизмененным вариантом таблицы, приведенной в издании MAAS (2006), p. lxxi.

8 См. MAAS (2006), p. lxxii.

9 Есть целый ряд примеров, в которых во всех рукописях, написанных письмом грантха, присутствуют одни и те же «ошибки», которых нет в оставшихся источниках, передающих текст; ср. 25.3 niratiśayaṃ, 30.4 sahaite , 36.7 ca, 46.3 nirvitarkaḥ, 47.4 jāyate, 50.3 tasmān в MAAS 2006.

10 См. также для следующего пояснения кладистического метода – Robinson – O’Hara (1996). Доступно в качестве электронной версии на http://rjohara.net/cv/1996-rhc (ссылка проверена 25 сентября 2006 г.).

11 См.также для последующего пояснения кладистического метода – Robinson – O’Hara (1996). Доступно в качестве электронной версии на http://rjohara.net/cv/1996-rhc (ссылка проверена 25 сентября 2006 г.).

12 Ср. Robinson – O’Hara (1996), стр. 129 f.

13 Первые шаги в исследовании передачи Dyutaparvan Махабхараты с помощью кладистического программного обеспечения были сделаны в PHILLIPS-RODRIGUEZ (2004/2005).

14 ROBINSON – O’HARA (1996), p. 129.

15 SALEMANS (2000), стр. 300 f. дает перечень шагов, которые необходимо выполнить для подготовки раннего этапа стеммы – «цепочку» текстуальных источников, которые на последующем этапе могут быть трансформированы в полноценную стемму. Для того, чтобы обеспечить отправную точку развития подобной методологии в санскритской филологии, его список необходимо процитировать полностью, поскольку предлагаемая последовательность действий и рекомендации применима к текстам в прозе, написанным на санскрите:

«1. Найдите сопоставительные текстуальные различия или варианты на равных позициях в текстовых версиях.

a. В целом, варианты должны быть представлены отдельными словами…

b. Если разница не являет собой наличие одного или более целого дополнительного слова, или наоборот, отсутствие такового, продолжайте действовать согласно 1с. Если разница состоит в наличии одного или нескольких цельных слов, или отсутствии такового, и если это дополнительное или отсутствующее слово появляется в двух или более текстах, примите к сведению последующие рекомендации…:

- Если добавленный или пропущенный фрагмент не включает в себя небольшое иили общее (прогнозируемое!) слово (-а), и находится в окружении 2-го типа (… [ср. пункт 2]), действуйте согласно шагу 6. В противном случае необходимо (снова) перейти к шагу 1. Следует иметь в виду, что то, к какой части речи относится вставленное или исчезнувшее слово, не является важным. …

с. Если разница заключается в различном порядке слов … то хочу предупредить, что это расхождение может не нести в себе достоверной информации; таким образом, нужно снова начать с шага 1 (и позднее проверить согласованность вариантов порядка слов с разработанным деревом (т. е. стеммой – прим. пер.).

e. После изучения всех расхождений в текстовых версиях следует продолжать согласно шагу 7.

2. Варианты должны находиться в позиции 2-го типа: варианты должны представлять из себя два четко определенных противопоставленных друг другу слова (разница в правописании не имеет значения), каждый из вариантов должен присутствовать в по меньшей мере двух версиях текста. … При наличии трех и более вариантов не используйте их, но начните с шага 1. …

3. Варианты должны находиться в грамматически и синтаксически адекватном окружении. … Если это условие не соблюдено, вернитесь к шагу 1. …

4. Определите, к какой части речи относятся варианты.

a. … оба варианта должны быть независимыми существительными или основными глаголами, или, возможно, прилагательными. Иными словами, … , варианты не могут представлять собой наречия, артикли, вспомогательные слова, союзы, предлоги, местоимения и т.д. …

c. Если слова не являются существительными, основным глаголами или прилагательным, … вернитесь к шагу 1. …

e. Если варианты включают в себя общие, часто используемые, очень предсказуемые, прилагательные или глаголы (внимание: точное определение в настоящее время отсутствует!), и можно представить, что переписчики могут с легкостью вставить их или поменять местами, вероятно, такие варианты являются параллелизмами. … В этом случае вернитесь к шагу 1.

5. Изучите разницу между двумя вариантами. Вернитесь к шагу 1, если разница между вариантами является:

a. орфографической … ;

b. заключается в «тривиальной» разнице в гласных; если разница состоит в несоответствии гласных, но в обоих вариантах приводятся два однозначно разных слова, то эта разница не является тривиальной;

c. или заключается в разнице в окончании, роде, числе (единственное или множественное), времени или аффиксе (-ах);

d. или заключается в разнице словоразделов.

Кроме того, перейдите к шагу 1, если (оба варианта или) один вариант:

e. не является обычным, нормальным словом, … или является чем-то нелогичным; …

6. Добавьте вариационную формулу (тип-2) в «список формул», … Вернитесь к шагу 1.

7. Постройте цепочку из «списка формул»… при помощи программного пакета по типу PAUP (Phylogenetic Analysis Using Parsimony – расчетная программа для филогенетического анализа и реконструкции эволюционного древа – прим. пер.)

16 Воспроизведено согласно изданию MAAS (2006), стр. 1-2. Обращаю внимание, что в издании MAAS 2006 источник Myt2 ошибочно указан как текст, передающий maṅgla-строфу yas tyaktvā

17 Ср. издание TUKĀRĀMA TĀTYĀ (1895), номера страниц 226b6–227a2.

18 YVā ad PYŚ I.1 в изд. RUKMANI (1981), стр. 21.1–2: nirvighnagranthasamāptaye yogapravartakam anantam īśvaraṃ smaran śiyāṇāṃ śāśtragrahaṇānuṣṭhānādāv apy apratibandhaṃ tatra{читать как tata} eva prārthayate | yas tyaktveti |

Для беспрепятственного завершения своей работы он (=Vedavyāsa) упоминает основателя йоги, Ананту, верховное божество. Кроме того, он обращается к нему с просьбой избавить учеников-последователей от препятствий на пути их [теоретического] понимания авторитетного учения (śāstra), в их практике и так далее, [путем произнесения] “yas tyaktvā”.

19 Ср. BAṬṬĀCĀRYA (1946), Приложение I.

20 BAṬṬĀCĀRYA (1946), Приложение II: srīmahādevaḥ śaṅkaranāmakabrāhmaṇarūpeāvatīryyamaṇgalam ācarati—yas tyaktvety adi | (строки 13 и послед.).

21 DASH (1991), стр. 67.

22 Ср. сноску 18.

23 Самым древним из известных мне источников, в которых прямо говорится об идентичности Патанджали и божественного змея Ананты, является “Сарвадаршана-самграха” (Sarvasiddhāntasaṃgraha), написанная псевдо-Шаркарой (Śarkara), для которого, согласно Хальбфассу, “сложно установить датирование, но в любом случае … [.] писал после первого тысячелетия” (1990), стр. 350. Ср. Маас (2006), стр. xv.

24 По вопросу авторства см. Маас (2006), стр. xii-xvii.

25 Ср. Хальбфасс (1990), стр. 350.

Сокращения, условные знаки, символы и список использованных источников

a) Сокращения и условные знаки

Bn1 Фото (на микропленке) текста PYŚ на бумаге, написанного письмом деванагари. Центр.библиотека в Бароде (“Central Library”, Baroda). Acc. No.: 11088.

Bn2 Фото (на микропленке) текста PYŚ на бумаге, написанного письмом деванагари. “Central Library”, Baroda. Acc. No.: 341.

Bś Фото (на микропленке) текста PYŚ на бумаге, написанного письмом шарада. “Central Library”, Baroda. Acc. No.: 1831.

Bt Фото (на микропленке) текста YBh (без YS) на бумаге, написанного письмом телугу. “Central Library”, Baroda. Acc. No.: 7238.

C1aE Patanjala Darshana of the Aphorisms of Theistic Philosophy. With the Commentary of Maharshi Veda Vyasa. And the Gloss of Vachaspati Mishra. Ed. … by … JIBANANDA VIDYASAGARA … Calcutta: Satya Press, 1874.

C1bE Patanjala Darshana of the System of Yoga Philosophy by Maharshi Kapila. With the Commentary of Vyasa and the Gloss of Vachaspati Mishra. 3. ed. [of the ed. 1903 (?), 2. ed. 1908 (?)]. Ed. … by … JIBANANDA VIDYASAGARA … Calcutta: Bachaspatya Press, 1940.

J1E The Aphorisms of Patanjali. With the Commentaries of Vyas, Vachaspati, and Bhoja, and Bhasha Translation. Fasculus 1. Ed. by MUNISHWAR SHARMA … Jagraon, Agra: Rajput Anglo Oriental Press, [1899]4 (M. K. Series 3).

Kb NGMPP (Nepal-German Manuscript Preservation Project – прим. пер.) фото (на микропленке) текста PYŚ на пальмовом листе, написанного старобенгальским шрифтом, из «Национальных архивов», Катманду (“National Archives”, Kathmandu. Ms. No.: 5-2672. Ролик No.: B 40/2.

KM NGMPP фото (на микропленке) текста TVś написанного письмом майтхили, с текстом PYŚ в середине фолио, из Нац.архивов (“National Archives”, Kathmandu). Ms. No.: M/457. Ролик No.: M 97/4.

Kn общий вариант чтения рукописей Kn1, Kn2 и Kn3.

Kn1 NGMPP фото (на микропленке) текста PYŚ написанного на бумаге письмом деванагари, из Нац.архивов “National Archives”, Kathmandu. Ms. No.: 61. Reel No.: A 61/11.

Kn2 NGMPP фото (на микропленке) текста PYŚ написанного на бумаге письмом деванагари, из Нац.архивов “National Archives”, Kathmandu. Ms. No.: 1-1337. Reel No.: A 62-32.

Kn3 NGMPP фото (на микропленке) текста PYŚ написанного на бумаге письмом деванагари, из Нац.архивов “National Archives”, Kathmandu. Ms. No.: 5-2669. Reel No.: A 62/27.

Mg цифровые изображения текста PYŚ написанного на бумаге письмом грантха из “Adyar Library”, Chennai (Madras). Shelf No.: PM 1420.

ms(s). рукопись (-и).

MyN цифровые изображения текста TVś с текстом PYŚ в середине фолио, написанного на бумаге письмом нандинагари. “Oriental Research Institute”, Mysore. Shelf No.: C 1981/b.

Myt1 цифровые изображения текста PYŚ написанного на бумаге письмом телугу. “Oriental Research Institute”, Mysore. Shelf No.: C 2004/2.

Myt2 цифровые изображения текста YBh (с текстом YS в середине фолио) написанного на бумаге письмом телугу. “Oriental Research Institute”, Mysore. Shelf No.: C 3214/2.

Myt3 цифровые изображения текста PYŚ написанного на пальмовом листе письмом телугу. “Oriental Research Institute”, Mysore. Shelf No.: P 1560/5.

Myt3a фрагмент из фолио 1 в Myt3.

Myt3b копия листа для фрагмента из фолио 1 в Myt3.

om. пропуски.

p общий вариант чтения рукописей MyN, Pn, Pvn2 и Pvn4.

pc редакция текста рукописи после его коррекции.

Pcg цифровые изображения текста PYŚ, написанного на пальмовом листе письмом грантха, из библиотеки “École française d’Extrême-Orient, Centre de Pondichéry”, Pondicherry. Shelf No.: 287.

Pn цифровые изображения текста PYŚ написанного на бумаге письмом деванагари. “Jaykar Library”, University of Poona. Shelf No.: 2742.

Pvn общий вариант чтения рукописей Pvn2, Pvn3 и Pvn4.

Pvn2 цифровые изображения текста рукописи TVś (с текстом PYŚ в середине фолио), написанного на бумаге письмом деванагари, из библиотеки Университета Пенсильвании (Library of the “University of Pennsylvania”, Philadelphia.),No. of receipt: 1923.

Pvn3 цифровые изображения текста рукописи TVś (с текстом PYŚ в середине фолио), написанного на бумаге письмом деванагари, из библиотеки Университета Пенсильвании (Library of the “University of Pennsylvania”, Philadelphia.),. No. of receipt: 1924.

Pvn4 цифровые изображения текста рукописи TVś (с текстом PYŚ в середине фолио), написанного на бумаге письмом деванагари, из библиотеки Университета Пенсильвании (Library of the “University of Pennsylvania”, Philadelphia.),. No. of receipt: 1930.

S общая редакция всех источников, передающих Южную версию (т. е. Mg, Myt3, Pcg, Tjg1, Tjg2, Tvt, Tvy и YVi).

s. r. единичное разночтение.

Tn фото (на микропленке) текста рукописи TVś с текстом PYŚ в середине фолио, написанного на бумаге письмом деванагари, из “Trivipustakālaya”, Катманду, фото из материалов NGMPP. Ms. No.: T.81. Ролик No.: T 6/5.

Tjg общий вариант чтения рукописей of Tjg1 and Tjg2.

Tjg1 фото (на микропленке) текста рукописи PYŚ, написанной на пальмовом листе письмом грантха, из библиотеки Tanjore Mahārāja Serfoji’s Sarasvatī Mahāl Library”, Thanjavur. Серийный номер No.: 6703 (в SUBRAHMANYA SASTRI 1931).

Tjg2 фото (на микропленке) текста рукописи PYŚ, написанной на пальмовом листе письмом грантха, из библиотеки “Tanjore Mahārāja Serfoji’s Sarasvatī Mahāl Library”, Thanjavur. Серийный номер.: 6702 (в SUBRAHMANYA SASTRI 1931).

Tvt цифровые изображения текста рукописи PYŚ на пальмовом листе письмом телугу, из библиотеки “Oriental Research Institute”, Thiruvananthapuram (Trivandrum). Номер полки: 11837A.

Tvy цифровые изображения текста рукописи PYŚ на пальмовом листе письмом малаялам, из библиотеки “Oriental Research Institute”, Thiruvananthapuram (Trivandrum). Номер полки 622.

V общий вариант чтения всех источников, передающих общепринятую редакцию текста (i.e. Bn1, Bn2, Bś, Bt, Kb, KM, Kn1, Kn2, Kn3, MyN, Myt1, Myt2, Pn, Pvn2, Pvn3, Pvn4 и Tn).

V2E Pātañjalayogadarśanam. Vācaspatimiśraviracita-Tattvavaiśāradī-Vijñānabhikṣukṛta-Yogavārtikavibhūṣita-Vyāsabhāṣyasametam. … Śrī[-]NĀRĀYAṆAMIŚREṆA ṭippaṇīpariśiṣṭādibhih̩ saha sampāditam. Vārā]asī: Bhāratīya Vidyā Prakāśan, (1971).

v.l. вариант чтения (varia lectio).

YBh Yogabhāṣya.

YS Yogasūtra.

YVā RUKMANI, T. S.: Yogavārttikā of Vijñānabhikṣu.

YVi Pātañjalayogaśāstravivaraṇa crit. ed. by KENGO HARIMOTO.


b) Символы

Σ все рукописи, кроме упомянутых.

] в критическом аппарате квадратная скобка обозначает конец цитаты основного текста.

◊ разделяющий символ для лемм, которые относятся к разным словам в одной и той же строке основного текста

† в текстуальных источниках, перед которыми стоит этот символ, обсуждаемый фрагмент отсутствует.

* нечитаемый akṣara (знак, обозначающий слог – прим. пер.) или часть akṣara.

( ) текст в круглых скобках нельзя расшифровать с абсолютной уверенностью.

{ } фигурные скобки используются для обозначения девиации akṣara. Такой akṣara следует заменить текстом из скобок. Например: “sadviṣaye{ya Kb (ac)} <ye>ṇaika Kb” замещает “sadviṣaya<ye>ṇaika Kb (ac); sadviṣaye<ye>ṇaika Kb (pc)”. Если в тексте не упоминаются текстуальные источники, текстом в скобках обозначается моя корреляция с предшествующим akṣara (текст в скобках относится к начальной гласной, согласной (или конъюнктным согласным) с гласной (вместе с последующей visarga (висарга особое обозначение конечного [s] или [r], которые звучат как глухое придыхание – прим. пер.) или anusvāra (анусвара – диакритический знак для обозначения назального звука – прим. пер.) или единичной согласной в конце слова. Если это имеет отношение не только к предшествующему akṣara, упоминается весь отрывок, к которому это относится).

< > текст в угловых скобках в соответствующей рукописи был удален.

+ + текст между двумя знаками «плюс» был добавлен на краю фолио или в ином месте.

… троеточие означает пробел в тексте с целью сокращения. Они используются только в том случае, когда пропущенный текст легко угадывается.

° транслитерация знака пробела в письме деванагари.


c) Перечень использованных источников

BAṬṬĀCĀRYA, Dineśa Candra (ed.) (1946): cf. Puruṣottamadeva.

DASH, Narendra Kumar (1991): Purusottamadeva as Grammarian. Delhi: Agam Kala Prakashan.

HALBFASS, Wilhelm (1990): India and Europe. An Essay in Philosophical Understanding. Delhi: Motilal Banarsidass.

HARIMOTO, Kengo (ed.) (1999): A Critical Edition of the Pātañjalayogaśāstravivaraṇa. First Part. Samādhipāda with an Introduction (A Dissertation in Asian and Middle Eastern Studies. Philadelphia: University of Pennsylvania).

KĀŚĪNĀTHA ŚĀSTRĪ ĀGĀŚE (ed.) (1904): VācaspatimiśraviracitaṭīkāsaṃvalitaVyāsabhāyasametāni Pātañjalayogasūtrāṇi. Tathā BhojadevaviracitaRājamārtaṇḍābhidhavṛttisametāni Pātañjalayogasūtrāṇi <Sūtrapāṭhasūtravarānukramasūcībhyāṃ ca sanāthīkṛtāni.> … Tac ca HARI NĀRĀYAṆA ĀPAṬE ity anena … prakāśitam. Puṇyākhyapattana [= Poona] (Ānandāśramasaṃskṛtagranthāvaliḥ 47).

MAAS, Paul (1958): [Textkritik. 2. verbesserte und vermehrte Auflage. Leipzig 1950, engl.] Textual Critizism. Translated from the German by Barbara Flower. Oxford: Oxford University Press.

MAAS, Philipp André (ed.) (2006): Sāmadhipāda. Das erste Kapitel des Pātañjalayogaśāstra zum ersten Mal kritisch ediert. = The First Chapter of the Pātañjalayogaśāstra for the first Time Critically Edited. Aachen: Shaker (Studia Indologica Universitatis Halensis) (Geisteskultur Indiens. Texte und Studien 9).

MAAS, Philipp A[ndré] (2007): “On the Written Transmission of the Pātañjalayogaśāstra.” In: Proceedings of the 12th World Sanskrit Conference, Helsinki, Finnland, 13–18 July 2003. Delhi etc. (in print ).

Pātañjala-Yogasūtra-Bhāṣṇya-Vivaraa of Śaṅkara-Bhagavatpāda. Ed. … by … POLAKAM SRI RAMA Sastri … and S. R. KRISHNAMURTHI SASTRI … Madras 1952 (Madras Government Oriental Series 94).

PHILLLIPS-RODRIQUEZ, Wendy J. (2004/2005): “The Evolution of a Sanskrit Epic. Some Genetic Considerations about Script.” In: Linguistica Computazionale. The Evolution of Texts: Confronting Stemmatological and Genetical Methods, 24/25, 175–190.

Puruṣottamadeva: Paribhāṣāvṛttiḥ Jñapakasamuccayaḥ Kārakacakram. Puruṣottamadeva viracitam. Dīneśacandrabhaṭṭacāryeṇa sampāditam. Rajshahi: Varendra Research Museum, 1946 (Savitārāya-smṛtisaṃrakṣaṇa-granthamālā).

ROBINSON, Peter M. W. — ROBERT J. O'HARA (1996): “Cladistic Analysis of an Old Norse Manuscript Tradition.” In: Research in Humanities Computing 4, 115–137.

RUKMANI, Trichur Subramaniam (1981) (ed. and transl.): Yogavārttika of Vijñānabhikṣu. Text with English Translation and Critical Notes along with the Text and English Translation of the Pātañjala Yogasūtras and Vyāsabhāṣya. Vol. 1: Samādhipāda. Delhi: Munshiram Manoharlal.

SALEMANS, Benedictus Johannes Paulus (2000): Building Stemmas with the Computer in a Cladistic, Neo-Lachmannian Way. The Case of Fourteen Text Versions of Lanseloet van Denemerken. Nijmegen: Nijmegen University Press.

S[UBRAHMANYA] SASTRI, P[alamadai] P[ichumani] (1931): A Descriptive Catalogue of the Sanskrit Manuscripts in the Tanjore Mahārāja Serfoji’s Sarasvatī Mahāl Library Tanjore. Vol. 11: Vaiśeṣika, Nyāya, Sāṅkhya & Yoga. Srirangam.

TUKĀRĀMA TĀTYA (ed.) (1895): atha daśopaniacchāntisametā aAottaraśatam upaniada8 prārabhyante. … (tukārāmatātyābhikhyena … mudrayitvā prasiddha` nīta`. mohamayyām [=Bombay] śakābdā^ 1817.)

WEZLER, Albrecht (1983): “Philological Observations on the So-Called Pātañjalayogasūtrabhāṣyavivaraṇa (Studies in the Pātañjalayogaśāstravivaraṇa I).” In: Indo-Iranian Journal 25, 17–40.

WOODS, James Haughton (transl.): (1914) The Yoga-System of Patañjali. Or the Ancient Hindu Doctrine of Concentration of Mind, Embracing the Mnemonic Rules, Called

Yoga-Sūtras, of Patañjali and the Comment, Called Yoga-Bhāshya, Attributed to Veda-Vyāsa, and the Explanation, Called Tattva-Vaiçāradī, of Vāchaspati-Miçra. (Reprint. 1. ed. Cambridge, Mass. 1914) Delhi 1992 (Harvard Oriental Series 17).

The Yogasûtras of Patañjali with the Scholium of Vyâsa and the Commentary of Vâchaspatimis´ra. Ed. by RAJARAM SHASTRI BODAS … Revised and Enlarged by the Addition of the Commentary of Nâgojî Bhaṭṭa by VASUDEV SHASTRI ABHYANKAR … 2. ed. Bārāṇasī: Caukambā Vidyābhavān, 1917 (Bombay Sanskrit Series 46).

Маас Ф. “Наследование с изменениями”: Вступительная часть Йога-шастры Патанджали (Pātañjalayogaśāstra) [электронный ресурс] // Pre-print version. Finally pubished in: Walter Slaje (ed.), with a Preface by Edwin Gerow, Śāstrārambha. Inquiries into the Preamble in Sanskrit. Wiesbaden: Harrassowitz, 2008 (Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes 62), p. 97–119. – Режим доступа:

https://www.academia.edu/234338/_Descent_with_Modification_The_Opening_of_the_P%C4%81ta%C3%B1jalayoga%C5%9B%C4%81stra

Maas P. “Descent with Modification”: The Opening of the Pātañjalayogaśāstra [электронный ресурс] // Pre-print version. Finally pubished in: Walter Slaje (ed.), with a Preface by Edwin Gerow, Śāstrārambha. Inquiries into the Preamble in Sanskrit. Wiesbaden: Harrassowitz, 2008 (Abhandlungen für die Kunde des Morgenlandes 62), p. 97–119. – Режим доступа:

https://www.academia.edu/234338/_Descent_with_Modification_The_Opening_of_the_P%C4%81ta%C3%B1jalayoga%C5%9B%C4%81stra


О новых переводах научных статей, посвященных йоге, в рамках проекта «YogaScience» можно узнать:

1. Подписавшись на наш канал в мессенджере Telegram с мобильных телефонов и ПК: https://telegram.me/YogaScience

2. На странице YogaScience в Facebook – https://www.facebook.com/YogaScience.research/