Переведено на добровольных началах для проекта «YogaScience»

Еленой Пихулей.

Главный редактор: Дмитрий Данилов.

Корректоры: Виктория Ляпорова, Руслан Кулешов. Дизайн: Александр Котельников.

Выпускающий редактор: Анна Девятая.

От Балха до Багдада: Индийская наука на заре Золотого века ислама в VIII в. н.э.

Доминик Вуястик

(получена 7 декабря 2015)

Аннотация

В работе исследуются доказательства интеллектуальных и культурных связей между Северо-западной Индией, Бактрией (или Тохаристаном) (историч. область на терр. современных Узбекистана, Таджикистана и Афганистана – прим.пер.) и Багдадом, в частности, путем изучения истории медицины.

Ключевые слова: Бактрия, Багдад, Балх, Бармакиды, Чанкуна, Чарака, Центральная Азия, Диоскорид, Харишчандра, Больницы, Исидор Харахский, Кальхана, Кашмир, Средиземноморье, Парфянское царство, Перипл Эритрейского моря, Прамукха, Тохаристан.

* Заведующий кафедрой классической социальной и политической индологии, Департамент истории и классических наук, Альбертский университет, Канада (Singhmar Chair in Classical Indian Society and Polity, Department of History and Classics, University of Alberta, Canada), E-mail: wujastyk@ualberta.ca

ВВЕДЕНИЕ

В конце первого века до н.э. караванный маршрут из средиземноморского Антиоха в Кандагар, расположенный на территории современного Афганистана, сделал возможным обмен знаниями в области медицины между Северной Индией, Парфянским государством и странами Средиземноморья. Литературные источники, написанные на санскрите, содержат доказательства присутствия индийских врачей в Балхе (город и провинция в современном Афганистане – прим.пер.). Исламское вторжение в г. Балх в составе г-ва Тохаристан примерно в 725 г. н.э. стало причиной перемещения Халида ибн Прамукха (Khālid ibn Pramukha) (709-781 гг.), который изначально был буддистом, из Балха в аббасидский Багдад. Культурные корни ибн Халида уходят в санскрит, в частности, аюрведическое образование, которое его отец получил в Кашмире. Эти культурные взаимодействия отразились на медицинских трактатах, которые в Багдаде восьмого века были переведены с санскрита на арабский, и, возможно, задали направление строительству первых исламских больниц в Багдаде.

2. ПАРФЯНСКИЕ СТОЯНКИ

Поход Александра Великого (356 – 232 гг. до н.э.) через территорию Ближнего Востока к реке Инд известен всем историкам (Majumdar, 1988, т. 2, сс. 43-51). Поздние греко-бактрийские королевства в Гандхаре (историческая область и название древнего царства, простиравшегося от восточного Афганистана до северо-западного Пакистана. На востоке она простирается за пределы реки Инд и включает в себя граничные области долины Кашмира – прим.пер.). на протяжении столетий до начала нашей эры создавали произведения искусства, монеты и стилизованные литературные произведения, такие как знаменитая философская дискуссия между буддистом Нагасеной (Nāgasena) и греком Менандром (Menander), записанная в «Вопросах Милинды» (Milindapanha) (Narain, 1957; Rhys Davids, 1890-1894; Trenckner, 1880).

Но даже после упадка греко-бактрийских поселений во времена, последовавшие после вторжения Александра, общение между Северной Индией и восточным Средиземноморьем продолжалось. В первом веке до н.э. греческий автор Исидор Харахский (Isidore of Charax) (26 г. до н.э. – 0 г. н.э.) написал небольшой труд, описывающий караванный путь, соединяющий Средиземноморье с Афганистаном.

Исидор жил во времена правления римского императора Августа (63 г. до н.э. – 16 г. н.э.), и император поручил ему написать географический трактат, основанный на военных походах его сына в Армению. Возможно, «Парфянские стоянки» (самая известная работа Исидора – прим.пер.) является отрывком из этой работы. Маршрут, который описал Исидор, начинался в Антиохе – нынешнем турецком Хатае (Hatay) – возле Средиземноморского побережья. Затем маршрут пролегал через Бириджик (Birijik), оттуда вниз по Евфрату в Хит (Hit) и через Селевкию на Тигре (Seleucia on the Tigris) недалеко от Багдада; оттуда по современному караванному маршруту из Багдада в Хамадан, Тегеран и Нишапур, затем на юг к Герату и Озеру Хелмунд (Lake Helmund), и наконец на восток к Кандагару (Schoff, 1914).

Сухопутный маршрут, описанный Исидором, во временном отношении предшествует морскому маршруту из Красного моря, задокументированному согласно «Периплу Эритрейского моря» (древнегреч. географич. произведение 1 в. н.э. – прим.пер.) и более поздним источникам (Schoff, 1912). Он устанавливает прямую физическую связь между Индией и Бактрией во времена, когда, как мы считаем, медицинская энциклопедия, которая сегодня известна под названием «Чарака-самхита» (Carakasaṃhitā), или Компендиум (Справочник) Чараки, существовала в своей наиболее ранней редакции[2].

Одним из элементов верифицируемого медицинского общения между Индией и Грецией, которое имело место быть в то время, была передача традиционных практических знаний о растениях, которые появились в трактате «О лекарственных веществах» Педания Диоскорида (Pedanius Dioscorides, Materia Medica) в первом веке н.э.[3] Диоскорид жил в городе Аназарбе, очень близко к Антиоху – сегодня это территория на турецком побережье Средиземного моря, в нескольких часах езды к северу от начальной точки караванного маршрута Исидора. Возможно, самыми первыми из известных иллюстраций индийских медицинских растений являются те, которые сохранились в венской рукописи Диоскорида, созданной в 512 г. н.э. и в настоящее время находящейся в Национальной библиотеке в Вене[4]. Иллюстратор венской рукописи Диоскорида при создании изображений, скорее всего, основывался на рисунках их «Ризотомикона» (Rhizotomicon) Кратеуса из Пергамона (1 век до н.э.)[5].

Однако, несмотря на очевидные возможности культурного обмена, детальное сравнение медицинский концепций Гиппократа и Аюрведы не дают возможности увидеть заимствования основных концепций или практик в каком-либо из двух направлений. И это сильно отличается от ситуации с астрологической и астрономической литературой на санскрите, в которой хорошо задокументированы греческие заимствования, начиная от второго века н.э. и более поздние (Duke, 2005, 2007; Pingree, 1976, 1981).

3. ДРЕВНИЕ ВРАЧИ В БАЛХЕ

Тем не менее, Бактрия - страна, в которой располагался город Балх и окружающая его территория - входила в сферу географических и культурных интересов древних аюрведических авторов. Аргументы в пользу сказанного будут приведены позже.

4. ЧАРАКА О ЖИТЕЛЯХ БАЛХА

Например, «Компендиум Чараки», который в своем настоящем виде был окончен примерно ко второму веку н.э., в имеющихся в нем дискуссиях содержал мнение врачей из Балха. Например, при обсуждении диетических привычек в «Чараке» описываются медицинские свойства соли и указывается, что: При чрезмерном ее употреблении она вызывает летаргию, вялость и слабость тела.

Жители деревень, городов, полисов и регионов, где ее используют постоянно, очень истощены, имеют болезненную плоть и кровь. Они неспособны выдерживать страдания. Например, жители Балха, Саураштры (Saurāṣṭra), Синдха (Sindh) и Саувиры (Sauvīra). Даже в молоко они добавляют соль.

В регионах планеты, характеризующихся высокой солевой минерализацией, растения, кусты, деревья и леса расти не будут, либо же будут расти скудно из-за негативного воздействия на них соли.

По этой причине не следует употреблять слишком много соли. Потому что даже люди, у которых есть большая природная любовь к соли, лысеют, седеют, полностью лишаются волос и характеризуются преждевременными морщинами (Carakasaṃhitā, vimānasthāna 1.18 Ācārya, 1941, p. 234).

В другом отрывке «Чарака» описывает, как группа мудрецов собралась насладиться общением друг друга, на этот раз в красивом лесу Чайтраратха (Caitraratha) (Ca. Sū.26; Ācārya, 1941, p.135). В описании этих дебатов дается краткая характеристика некоторым мудрецам, и среди них есть «Канкаяна (Kāṅkāyana), лучший врач из Балха». Их дискуссия, описанная как история (kathā), содержит обсуждение некоторых веществ (rasa), в существование которых можно поверить. Основные аргумент дебатов можно свести к следующему [6].

- Бхадракапья (Bhadrakāpya) утверждал, что существует только одно вещество – вода.

- Шакунтея (Śākunteya) сказал, что есть два: уничтожающие и успокаивающие.

- Пурнакша (Pūrṇākṣa) сказал, что их есть три: уничтожающие, успокаивающие и выравнивающие.

- Хираньякша (Hiraṇyākṣa) – четыре: вкусные и полезные для здоровья, вкусные и вредные, невкусные и полезные, невкусные и вредные.

- Кумарашира Бхарадваджа (Kumāraśirā Bharadvāja) – пять: продукты земли, воды, огня, ветра, космоса.

- Варьовида (Vāryovida) – шесть: тяжелые/легкие, холодные/горячие, маслянистые/сухие.

- Ними (Nimi) – семь: сладкие, кислые, соленые, острые, горькие, терпкие, щелочные.

- Байша из рода Дамаргавов (Baiśa of the Dāmārgava family) – восемь: семь тех, что упомянул Ними, плюс непроявленный.

- Канкаяна (Kāṅkāyanа) – бесчисленное множество, потому что существует бесчисленное количество обуславливающих факторов, таких как субстрат, свойство, действие и вкус.

- Пунарвасу Атрея (Punarvasu Ātreya) заявил, что существует шесть веществ. В замысловатом пассаже ему удалось связать все ответы предыдущих собеседников с собственным заявлением о шести веществах, таким образом включив в него ответ каждого. После этого Атрея прочел лекцию о веществах.

Во времена событий, записанных в «Чараке», Балх, несомненно, был частью культурной сферы, и врачи из Балха воспринимались как авторитетные специалисты, участники медицинских дебатов и авторы различных мнений.

5. ХАРИШЧАНДРА ИЗ БАЛХА

«Ногой по затылку» (The Kick, санскр. Padataditaka) Шьямилаки (Śyāmilaka) – это комический монолог, написанный в Кашмире предположительно во второй половине пятого века (Deszó and Vasudeva 2009: xvii-xix). В данном контексте это произведение интересно нам тем, что автор несколько раз упоминает Бактрию.

Главный герой «Ногой по затылку» встречает на улице врача по имени Харишчандра (Hariścandra). Харишчандру называют «человеком из Балха (санскр. Bālhika)» и сыном Ишаначандры (Īśanacandra), потомка Канкаяны (Schokker, 1966, p.87; Schokker and Worsley, 1976, p.13)[7] См. семейную родословную на рис. 4.

Это интересно по двум причинам. Во-первых, Харишчандра – имя непростое, т.к. некий Харишчандра был одним из первых комментаторов «Компендиума Чараки», которого в значительном объеме цитировали и восхваляли более поздние авторы (Meulenbeld, 1999–2002: 1A.187–90). Но его работа была утеряна, и лишь несколько ее отрывков сохранились в форме рукописей. Даты жизни комментатора Харишчандры довольно сложно установить, но по цитатам иных авторов видно, что жил он, скорее всего, до 600 г. н.э., и возможно даже до Дардхабалы, редактора «Чараки», период жизни которого датируется отрезком 300-500 гг. н.э. (Meulenbeld 1999–2002, p.141). Этому Харишчандре часто приписывают титул Bhaṭṭāra или Bhaṭṭāraka – титулы, которые обычно связаны с уроженцами севера, Кашмира или Бактрии.

Принимая во внимание широкий разбег предполагаемых дат жизни как комментатора Харишчандры, так и автора Шьямилаки, возможно, а по моему мнению, даже вероятно, что они относятся к одному и тому же лицу.

6. РЕКА ЦАРЕЙ

Исторические хроники Кашмира, «Река Царей» (Rājataraṅgiṇī) авторства Калханы (Kalhaṇa) (ок. 1100–1150 гг.) также упоминают врача из Бактрии, который посещал Кашмир[8]. Указывается, что событие это имело место быть во время правления Царя Лалитадитьи Муктапиды (Lalitāditya Muktāpīḍa)[9]. Царь Муктапида процветал в период между 699 и 755 гг. н.э. (Stein, 1900: 1.88). В «Реке Царей» бактриец по имени Чанкуна (Caṅkuṇa) прибывает в Кашмир, где, согласно Калхане, он основал буддийскую ступу и два монастыря (vihāra), одним из которых был монастырь в Шринагаре (Śrīnagar) (Stein, 1900: 1.90). Чанкуна также был чародеем (Stein, 1896: 19). Его брат Канканаварша (Kaṅkaṇavarṣa) был алхимиком (Bladel, 2011: 70). Калхана сам упоминал о том, что посещал монастырь Чанкуны в Шринагаре и видел там статую Будды, которую Царь Муктапида приказал перевезти из Магадхи (древняя историч.область Индии – прим.пер.) на спине слона (Stein 1896: 20). К нашей радости визит Чанкуны в Кашмир был отдельно записан китайским пилигримом-буддистом Вуконгом (Wùkōng) (ум. в 812 г.н.э.), который побывал в Кашмире в период 759-763 гг. н.э.

Через 27 лет после своего возвращения из Кашмира он рассказал историю о своих путешествиях и наблюдениях монаху Йен-тча (Yuen-tcha), который записал их в качестве книги, дожившей до наших дней (Lévi and Chavannes, 1895). В Кашмире Вуконг принес клятвы и на четыре года посвятил себя паломничеству и изучению санскрита. Он обошел более трехсот монастырей в кашмирской долине, названия девяти из которых он приводит. По его словам, один из них назывался Чанкунавихара (Caṅkuṇavihāra), «Монастырь Чанкуны», и был построен Чанкуной из Туххкхара (Stein, 1896: 20 ff. и Rājataraṅgiṇī IV 211–16, 246–64, 361 (Stein, 1900: 1.143–7, 3.52–4)). Источники упоминают о том, что царская семья Бактрии основала множество святых буддийских мест[10]. Вуконг также упоминает два других монастыря в Кашмире, которые были основаны знатными людьми Тохаристана (Stein, 1896: 21 f.).

Эти события дают право предполагать сильную связь, которая существовала между тохарианцами, т.е. бактрийцами, и Кашмирской долиной с ее буддийской культурой.

Не только литературные источники или дневники и хроники, которые описывают визиты бактрийцев в Кашмир для изучения санскрита и постройки вихар, свидетельствуют о связи между Аюрведой и врачами Балха. Мы также имеем физическое доказательство рукописей. Бладел (Bladel) (2011, p. 56) отмечает, что «Написанная на санскрите рукопись в Шахр-и Зохак (Shahr-i Zohak), разрушенной крепости в 15 км к востоку от Бамиана (город в центр.части Афганистана, ок. 200 км к сев.-западу от Кабула – прим.пер.), включала в себя тексты на медицинскую тематику»[11].

7. БАРМАКИДЫ И ПРАМУКХИ

В своей инновационной научной работе Бладел (2011) дал авторитетное объяснение бактрийского происхождения Бармакидов (род, из которого произошли первые персидские министры Арабского халифата – прим.пер.). Он напоминает нам о том, что Бармакиды были семьей верховных управителей и окружных губернаторов, которые функционировали в самом сердце Аббасидского двора в Багдаде в период ключевых, ранних столетий ислама[12].

Благодаря исследованию ван Бладела мы сейчас знаем о том, что частые упоминания в давних литературных источниках о Бармакидах как о семействе с персидскими или зороастрийскими корнями являются неточными[13]. Скорее, они были бактрианцами-буддистами. Гиббс и Крамерс (Gibb and Kramers (1986– 2002: v.2, p.17) приводят историю в кратком, и более-менее корректном виде, когда говорят следующее:

Бармакидов (см. там же) обычно описывают как персов, но на самом деле это были выходцы из хорасанских повстанцев, которые последовали за Абу Муслимом (глава аббасидского движения в Хорасане, VII в.н.э. – прим.пер.). Их религия до того, как они приняли ислам, не была ни зороастрийской, ни каким-либо иным его лжеучением, но именно буддизмом, и они принадлежали к роду аристократических землевладельцев-жрецов из города Балх в Центральной Азии, древней столицы, чьи имперские и торговые традиции обеспечили большой опыт правящему классу горожан. Уже после основания Багдада Халид аль-Бармаки (Khalid al-Barmakī) занял положение правой руки аль-Мансура (al-Mansūr), и таким образом он и его потомки разработали систему управления Империей и руководили ею, вплоть до драматического падения власти Бармакидов при Харун аль-Рашиде (Harun al-Rashīd) в 803 г., объяснения которому до сих пор не было найдено.

На рис.5 показано, как перекрещивались поколения семей Бармакидов и Багдадских халифов. Историческая память этих связей между Халифами и Бармакидами, пронизывающих многие поколения, легла в основу легенд и передается до сих пор, в том числе в сказках «Тысяча и Одной Ночи» через образ диснеевского Джафара, злого мага и визиря, которого можно видеть в картине «Аладдин» 1992 г. (рис.6)[14].

8. ПРИМЕЧАНИЕ О «ПРАМУКХЕ»

Еще со времен статьи «Ираника» (“Iranica”), написанной Бейли (Bailey, 1943), принято считать, что арабское «Бармак» (…) произошло от санскритского слова «прамукха» (pramukha). Согласно авторитетной работе Сиркара (Sircar) «Индийский эпиграфический глоссарий» (Indian Epigraphical Glossary), прамукха – это термин, обозначающий чин, и известный из надписей в Калачури-Чеди (Kalachuri-Chedi, царство в Индии – прим.пер.) (VI-XII вв.) как обозначение «члена исполнительного комитета муниципалитета/ товарищества»[15]. Сиркар также отмечал, что термин «возможно, обозначает то же, что и прадханин (pradhānin)»16, что, в свою очередь, равнозначно слову прадхана (pradhāna) (Sircar, 1966, p. 254).

В «Глоссарии» Сиркара цитируются эпиграфические свидетельства, показывающие, что термин прадханин мог обозначать, в различных контекстах, «губернатора, министра или высшее административное лицо; представителя знати или придворного», «высокопоставленного исполнительного чиновника, то же, что и прадхана», или «деревенского старосту (сотского)» (Sircar, 1966, p.254). Титул махапрадханин (mahāpradhānin) часто обозначал «верховный министр или распорядитель; то же, что и Махапрадхана (Mahāpradhāna) и Наяка (Nāyaka)» (Sircar, 1966, p.254).

Согласно «Сборнику индийских надписей» (Corpus Inscriptionem Indicarum) (Mirashi, 1955: 1.clxx, 2.612, 614, 616n) значение слова прамукха эквивалентно значению карьячинтака (kāryacintaka) – «тот, кто заботится о службе/обязанностях» [= «член исполнительного комитета муниципалитета» (Sircar, 1966, p.150.)]. Дарственная грамота Калачури (Kalachuri), в которой упоминается титул прамукха, датируется 19 марта 573 г.н.э. (Mirashi, 1955: 2.613)[17].

Титул «Прамукха» использовался в Индии по меньшей мере на протяжении тысячи лет. Годе (Gode) описывает доказательства того, что некто Kṛṣṇabhaṭṭa Bakhale был лидером (pramukha) брахманов Karhāḍe в Варанаси в период между 1550 и 1600 гг. (Gode n.d.: 16.)

Семья, известная арабским авторам под именем «аль-Бармаки» (al-Barmakī), фактически была семьей потомственных Прамукх, губернаторов Нава Вихары (Nava Vihāra – один из двух буддийских монастырей – прим.пер.) в Балхе. Захваченные в период арабской экспансии в Бактрию и перевезенные через Сирию в Багдад, они поднялись до высокопоставленных постов при Аббасидском дворе, уступая лишь самим Халифам.

9. ИНДИЙСКАЯ МЕДИЦИНА В БАГДАДЕ И ОСНОВАНИЕ БИМАРИСТАНА

Ван Бладел также доказал намного более ясно и определенно, чем его предшественники, что отец Халида аль-Бармаки обучался санскритской шастрике (śāstrika) в Кашмире, вероятно, до 709 г. н.э., и что полученные им знания включали в себя элементы философии, астрологии и медицины (Bladel, 2011, pp. 69–72).

Вторым масштабным открытием Ван Бладела является то, что первым языком семьи аль-Бармаки был бактрийский.

Несомненно, что до прибытия в Сирию, первым языком Халида был бактрийский, язык, на котором говорили его отец и мать, а первой его религией был религия [региона] Наубахар (Nawbahar – регион в Афганистане - прим.пер.), т.е. буддизм (Bladel, 2011, p.72).

При дворе Багдада халифы один за другим поручали успешным Бармакидам развитие санскритского учения в Багдаде. Это включало в себя как привлечение в Багдад ученых мужей и привоз текстов на санскрите, так и перевод этих работ на персидский и арабский языки. В недавней своей работе Ван Бладел (2015) исследовал причины, по которым халифы Багдада в восьмом веке считали хорошей идеей приглашение санскритских пандитов в Багдад. Ван Бладел предположил, что большое влияние на них оказала модель китайского двора Тан (Tang), который был основной силой на восточной границе халифата. В то время китайское правительство наделило индийские научные знания, в частности, в области астрономии, особым статусом. Именно в этом с ними состязался Халиф Багдада аль Мансур.

В мировой истории медицинских учреждений история госпиталей представляет особо важную часть. Одной из самых известных первых больниц в истории западной медицины был Бимаристан (Bīmāristān - персидское слово, обозначающее «госпиталь» – прим.пер.) основанный в Багдаде в восьмом веке. Шефер-Моссензон и Хершковитц (Shefer-Mossensohn and Hershkovitz (2013, 282 ff.) изучили исторические объяснения касательно основания Бимаристана в Багдаде (см. Dols, 1987). Во-первых, он описывался как учреждение династии Омейядов (Umayyad – династия халифов VI-VIII вв.н.э. – прим.пер.). Во-вторых, его называли заведением Аббасидов, основанным Харун аль-Рашидом (Hārūn al-Rashīd). Одним из положений здесь было то, что Аббасиды были заинтересованы дать исламский ответ христианским благотворительным организациям.

Основываясь на работе ван Бладела, Шефер-Моссензон и Хершковитц представили убедительный третий аргумент, в котором индийское культурное влияние на аббасидский двор представлено как ключевое в создании знаменитого госпиталя Бимаристан в Багдаде (Shefer-Mossensohn and Hershkovitz, 2013). Шефер-Моссензон и Хершковитц предположили, что багдадский Бимаристан был учреждением Аббасидского халифата, основанным Бармакидами. Авторы приводят доказательства того, что в Багдаде было фактически два древних госпиталя, один из которых подпадал под второе определение, и находился под личным патронатом Харун аль-Рашида, а второй был основан под эгидой Бармакидов.

Шефер-Моссензон и Хершковитц черпают доказательства из исламской традиции, в частности, работ биографа аль-Надима (al-Nadīm, умер в 995 или 998 г. в Багдаде, автор «Китаб аль-Фихриста» (Kitāb al-Fihrist – сборник сведений о литературе на арабском языке первых 4-х веков ислама – прим.пер.), чтобы показать, что Яхья (Yaḥyā) (скорее всего, речь идет об Abū Zakarīyā’ Yaḥyá ibn ʿAdī, знаменитом арабском мыслителе и переводчике 10 в., который изучал в том числе и медицину – прим.пер.) пригласил индийских врачей в Багдад для работы в основанном им госпитале (Dodge, 1970). От аль-Надима, а также Ибн-Кутайбы (Ibn Qutayba (828–889), жившего еще ранее судьи и автора текстов, мы узнаем, что индийские медицинские тексты, такие как «Компендиум Чараки», «Компендиум Сушруты» (Compendium of Suśruta) и Сиддхашара (Siddhasāra) авторства Равигупты (Ravigupta) были переведены в Багдаде под патронатом Яхьи.

В частности, «Компендиум Чараки» был переведен индийским медиком по имени Манка (или Манкха) в период правления Харун аль-Рашида (прав.ок. 786-809 гг.) (Meulenbeld, 1999– 2002: 1A, 116). Именно в это время в Багдаде были построены первые госпитали. А мы знаем, что «Компендиум Чараки» как раз содержит описание того, как построить и оснастить больницу.

Вот как в «Компендиуме Чараки» приводится описание того, как следует строить и оснащать госпиталь. Текст датируется периодом не позднее второго или третьего века н.э.[18]:

Сейчас я приведу краткий список необходимого оборудования. Специалист в науке строения зданий должен прежде всего возвести достойную постройку. Она должна быть крепкой, без сквозняков, и часть ее должна оставаться открытой. Строение должно быть легкодоступным, и его не стоит сооружать в низине или лощине. Место, в котором оно расположено, должно быть защищено от дыма, прямого солнечного света, высокой воды или пылевых бурь, находиться вдали от шумных мест и разного рода соблазнов – вкусовых и визуальных, а также сильных запахов. Оно должно иметь подвод воды, быть оснащено аптекой, уборными, зоной для принятия ванн и кухней.

После этого нужно отобрать персонал из поваров, которые готовят суп и рис, банщиков, массажистов, людей, которые помогают пациентам вставать и садиться, а также травников. Они должным обладать хорошим характером, быть опрятными, благовоспитанными, верными, опытными и благочестивыми. Они должны обладать навыками ухода за пациентами и квалифицированными знаниями по всем методам лечения. Они не должны отказываться от исполнения работы.

Такие работники должны уметь петь, играть на музыкальных инструментах, обладать навыками декламации, а также знать прозу и поэзию, уметь петь песни и рассказывать легенды, знать древние предания. Это должны быть приятные люди, которые обладают навыком упреждения. Они должны знать время и место событий, и быть коммуникабельными.

Там также должны быть трехперстки, серые куропатки, зайцы, винторогие антилопы, антилопы гарны, чернохвостые олени, газели Беннета, овцы, а также хорошая, здоровая дойная корова с молочным теленком и необходимые приспособления для организации пастбища, стойла и питьевой воды.

Инвентарь должен включать в себя посуду, чашки, емкости с водой, кружки, горшки, сковородки, большие и малые кувшины, чаны, блюда, ложки, соломенные подстилки, ведра, поддон для масла, маслобойку, кожу и ткань, нитки, хлопок, шерсть и так далее. Должны быть кровати и сидения, и прочее, с чашами и приемниками, установленными возле них. Покрывала, одеяла и подушки должны быть аккуратными; также нужны валики. Это необходимо для того, чтобы облегчить проведение процедур, при которых нужно лежать, сидеть, растирать, потеть, делать массаж, использовать бальзамы для растирания, душ, массажные мази, использовать рвотные или слабительные вещества, клизмы для промывания отварами, клизмы для промывания маслянистыми веществами, промывки полостей головы; нужны приемники мочи и испражнений.

В наличии должны быть мелко-, средне- и крупнозернистые точильные камни с хорошо орошаемыми верхними зубцами. Необходимы ножи и аксессуары к ним, а также курительные трубки, трубы для клистиров и душей, щетка, весы и измерительный прибор. Необходимо организовать поставки гхи, масла, жира, кабачков, меда, сахарного тростника, соли, растопочного материала, воды, медовухи, рома из черной патоки, растворов лекарственных средств, ферментированного ячменного раствора, ферментированного раствора из фасоли, смешанных лекарственных растворов, спиртных напитков, творога, сметаны, жидких кисломолочных продуктов, ферментированной рисовой воды и мочи. Кроме того, следует наладить поставки зимнего риса (śāli), риса с шестидесятидневным циклом созревания, золотистой фасоли (маш), турецкого гороха, ячменя, кунжута, плодов полевых бобовых растений, индийской унаби, винограда, белого тика, гревии азиатской, алычи, индийского крыжовника (эмблика обыкновенная), миробалана, а также различных видов лекарственных средств, используемых в процессе смазывания и для потоотделения. В наличии должны быть как рвотные, так и слабительные лекарственные средства, а также те, что обладают двойным эффектом [для вызывания поноса и рвоты], а также лекарства, известные своими свойствами закреплять, улучшать пищеварение, способствовать улучшению работы желудка, а также предотвращать излишнее выделение газов.

Все эти материалы, а также все, что может потребоваться в экстренных случаях, необходимо подсчитать и передать на нужды лечения. Также необходимо осуществить запасы всех пищевых компонентов, выходящих за границы предписанной диеты.

Дальнейшие строки в этой главе приводят детальное описание лечения пациентов, описывают уход за пациентом, который лежит в кровати, и которого навещают родственники и медицинский персонал.

Описывается также случай того, как пациента переводят в комнату без сквозняков, где его просят лечь и дают ему указания относительно поддержания здоровья своего организма при помощи соблюдения сбалансированного образа жизни (v.15). Предполагается, что пациент будет находиться там в течение нескольких дней, т.к. существуют процедуры, которые необходимо выполнять «вечером или утром следующего дня», а также приводится детальное описание содержания двенадцати следующих друг за другом блюд (v.16). Только спустя семь ночей пациент может снова увидеться со своими друзьями и родственниками и получить разрешение возобновить свою обычную деятельность (v.17).

Изучая серию культурных влияний Кашмирской традиции на Балх посредством Прамукх-буддистов, мы можем отследить перемещение описания госпиталя Чараки в Багдад, где оно, по-видимому, сформировало концепцию самого первого исламского госпиталя.

10. ВЫВОДЫ

· «Компендиум Чараки» демонстрирует четкую осведомленность о врачах из Балха, которые формируют группу старших экспертов, обсуждавших и формировавших концепции Аюрведы.

· Прамукхи из Нава-вихары в Балхе изначально были буддистами, изучавшими в Кашмире санскритские шастры.

· После миграции в Багдад визири из рода Прамукхов сохранили связи с Индией и приглашали в Багдад индийских ученых для того, чтобы переводить на арабский или персидский языки санскритскую шастрику, в том числе труды из Аюрведы.

· Работы, знакомые визирям из рода Прамукхи, включали в себя «Компендиум Чараки», который содержит в себе описание процесса построения и обустройства госпиталя.

· Госпиталь в Багдаде, построенный и функционировавший под патронатом рода Прамукхи, почти наверняка был создан по примеру концепции, описанной в «Компендиуме Чараки».

Сноски

1. Google-карта, составленная Домиником Вуястиком, на http://tinyurl.com/parthianstations

2. По вопросам датировки различных наслоений в тексте Carakasaṃhitā см. Meulenbeld 1999–2002: IA, pt. 1 ch. 10

3. Издание: Wellmann 1907–1914, tr.: Beck 2005. Доступно в режиме онлайн tr. Osbaldeston and Wood 2000.

4. Codex Vindobonensis med. gr. 1. См. Mazal 1998–1999.

5. Необходимо более глубокое изучение индийских растений, на которые ссылается Materia Medica. По поводу источников работы Диоскорида см. Allbutt 1921: 366–70, et passim.

6. Парафраз из Ca.sū.26.3 ff.

7. Deszoƒ and Vasudeva, 2009, p. 46-47: Eṣa hi sa Bālhikaḥ Kāṇkāyano bhiṣag Aiśānacandrir Hariścandraś …… ita evābhivartete

8. Вопрос авторства «Реки царей» является более сложным, чем это представлено в данной работе. Последние исследования в этой области см. в Obrock and Einicke 2013.

9. Штайн (Stein (1900: 1.88–93)) изучал жизнь царя и его историческое наследие

10. Штайн (Stein (1896.: 1.90)) заметил, что детали сведений Вуконга, скорее всего, подтверждаются китайскими документами и надписями того же периода. Для дальнейшего обсуждения вопроса он отсылает читателя на работы Lévi and Chavannes 1895; Stein 1896.

11. По этому вопросу Бладел ссылается на Pauly (1967).

12. В частности, Ван Бладел использует сведения al Kirmāṇī о том времени (Bosworth 1994).

13. Такие утверждения являются довольно распространенными во вторичной литературе, напр. Takim 2006: 51: «Бармакиды были персидским родом секретарей и визирей, которые служили первым Аббасидским халифам на разных административных должностях».

14. Marozzi предоставляет удобные для исследования сведения на этот счет (2015: ch. 2).

15. Sircar 1966: 256, ссылаясь на Corpus Inscriptionum Indicarum v. 4.

16. Цитируя Epigraphia Indica v. 28.

17. Дарственная грамота под названием “Nagardhan Plates of Svamiraja: (Kalachuri) Года 322” (no. 120, пластина XCIX),” состоит из трех медных гравюр, обнаруженных в небольшой деревне поблизости Рамтека (Ramtek) в округе Нагпур (Nagpur). Координаты N 21.34423, E 79.31699

18. Ca.sū.15.6–7 (Ācārya 1981: 93–4). Полные доказательства касательно датировки «Компендиума Чараки! см. у Meulenbeld 1999–2002: 1A: 105–116

СПРАВОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА:

Ācārya,Yādavaśarman Trivikrama, (ed.). Maharṣiṇā Punarvasunopadiṣṭā, tacchicyeṇāgniveśena praṇītā, Caraka Dṛhabalābhyāṃ pratisaṃskṛtā Carakasaṃhitā, śrīCakra-pāṇidattaviracitayā Āyurvedadīpikāvyākhyayā saṃvalitā. 3rd ed. Nirnaya Sagara Press, Mumbayyāṃ, 1941.

Ācārya, Yādavaśarman Trivikrama, (ed.) Carakasaṃhitā, śrīcakrapāṇidattaviracitayā āyurvedadīpikāvyākhyayā saṃvalitā. 4th ed., Munshiram Manoharlal, New Delhi, 1981

Allbutt, T. Clifford. Greek Medicine in Rome. The Fitzpatrick Lectures on the History of Medicine Delivered at the Royal College of Physicians of London in 1909–1910, With Other Historical Essays., Macmillan and Co., London.1921.

Bailey, H. W. “Iranica”. In: Bulletin of the School of Oriental and African Studies 11.1 (1943):1–5. url: http:// www.jstor.org/stable/609203.

Beck, Lily Y. Padanius Dioscorides of Anazarbus: De Materia Medica, Translated. Vol. 38. Altertumswissenschaftliche Texte und Studien., Olms-Weidmann, Hildesheim, 2005.

Beckwith, Christopher I. Warriors of the Cloisters: The Central Asian Origins of Science in the Medieval World., Princeton University Press, Princeton, 2012

Bladel, Kevin Thomas van. The Arabic Hermes: from Pagan Sage to Prophet of Science. Oxford University Press, Oxford and New York, 2009.

Bladel, Kevin Thomas van. “The Bactrian Background of the Barmakids”. In: Islam and Tibet: Interactions along the Musk Routes. Ed. by Anna Akasoy, Charles Burnett, and Ronit Yoeli-Tlalim., Ashgate Farnham, 2011. Chap. 3, pp. 43–88.

Bladel, Kevin Thomas van. “Barmakids”. In: Encyclopedia of Islam. Vol. 3, 2012, pp. 32–8.

Bladel, Kevin Thomas van. “Eighth-Century Indian Astronomy in the Two Cities of Peace”. In: Islamic Cultures, Islamic Contexts: Essays in Honor of Patricia Crone. Ed. by Behnam Sadeghi et al. Vol. 114. Islamic History and Civilization, Brill. Leiden, 2015, Chap. 10, pp. 257–95.

Bosworth, C. Edmund. “Abū Ḥafṣ ’Umar al-Kirmānī and the Rise of the Barmakid”. In: Bulletin of the School of Oriental and African Studies 57.2 (1994): 268–282.

Dezsó, Csaba and Somadeva Vasudeva. The Quartet of Causeries by Śyāmilaka, Vararuci, Śūdraka & Īśvaradatta, Edited and Translated. Clay Sanskrit Library, New York University Press & JJC Foundation, 2009

Dodge, Bayard. The Fihrist of al-Nadim. A Tenth-Century Survey of Muslim Culture. Abu‘l-Faraj Muhammad ibn Ishaq al-Nadim: edited and translated, Columbia University Press. New York, 1970

Dols, Michael W. “The Origins of the Islamic Hospital: Myth and Reality”. In: Bulletin of the History of Medicine 61, (1987):367–90.

Duke, Dennis W. “The Equant in India: The Mathematical Basis of Ancient Indian Planetary Models”. In: Archive for History of Exact Sciences 59.6 (2005):563–76.

Duke, Dennis W. “The Second Lunar Anomaly in Ancient Indian Astronomy”. English. In: Archive for History of Exact Sciences 61.2(2007):147–57.

Elverskog, Johan. Buddhism and Islam on the Silk Road. Philadelphia and University of Pennsylvania Press, Oxford, 2010.

Gibb, H. A. R., J. H. Kramers, et al., eds. The Encyclopaedia of Islam, New Edition, Brill, Leiden, (1986–2002).

Gode, P. K. “The Origin and Antiquity of the Caste-name of the Karahāmaka or Karhāḍā Brahmins”. In: History of the Gune Family. Ed. by V. T. Gune, Appendix. Cited from Gode 1969: 2:1–32.

Gode, P. K. Studies in Indian Cultural History, Vol. III. Vol. VI. P. K. Gode Studies, Bhandarkar Oriental Research Institute Pune, 1969.

Gordon, Stewart. When Asia was the World. New Haven, Conn. and London, University Press, Yale, 2008

Kennedy, Hugh. The Early Abbasid Caliphate: A Political History, Croom Helm, London, 1981.

Lévi, Sylvain and Éd. Chavannes. “L′Itinéraire d′Ou-K′ong (751–790) Traduit et Annoté”. French. In: Journal asiatique,(1895):341–384.

Majumdar, R. C. et al., eds. (1988). The History and Culture of the Indian People. 4th ed. Bombay: Bharatiya Vidya Bhavan. 7v.

Marozzi, Justin. Baghdad: City of Peace, City of Blood. Penguin, Books Ltd. London etc, 2015

Mazal, Otto (1998–1999). Der Wiener Dioskurides: Codex medicus Graecus 1 der Österreichischen Nationalbibliothek. German. Vol. 8. 2 vols. Glanzlichter der Buchkunst. Graz: Akademische Druck u. Verlagsanstalt.

Meulenbeld, Gerrit Jan. A History of Indian Medical Literature. E. Forsten, Groningen (1999–2002) 5v.

Mirashi, Vasudev Sishnu, ed. (1955). Inscriptions of the Kalachuri-Chedi Era, in Two Parts. Vol. 4. 2 vols. Corpus Inscriptionum Indicarum. Government Epigraphist for India. Ootacamund, 1955.

Narain, A. K. The Indo-Greeks. Indian edition (Delhi: OUP, 1980), The Clarendon Press. Oxford, 1957

Obrock, Luther and Katrin Einicke, eds. Marc Aurel Stein: Illustrated Rājataraṇgiṇī: Together with Eugen Hultzsch’s Critical Notes and Stein’s Maps. Studia Indologica Universitatis Halensis 6. Universitätsverlag Halle- Wittenberg, Halle, 2013

Osbaldeston, Tess Anne and R. P. A. Wood. Dioscorides. De Materia Medica. Being an Herbal With Many Other Medicinal Materials Written in Greek in the First Century of the Common Era. A New Indexed Version in Modern English. Introductory Notes by R.

P. Wood, IBIDIS Press Johannesburg, 2000.

Pauly, Bernard. “Fragments sanskrits d’Afghanistan (fouilles de la D.A.F.A)”. In: Journal asiatique CCLV (1967):273–283, 4 ill.

Pingree, David E. “The Recovery of Early Greek Astronomy from India”. In: Journal for the History of Astronomy 7(1976):109–123.

Pingree, David E. Jyotiḥśāstra: Astral and Mathematical Literature. Vol. 6.4. A history of Indian literature, Harrassowitz, Wiesbaden, 1981.

Rhys Davids, Thomas William. The Questions of King Milinda. Vol. 35, 36. The Sacred Books of the East. Clarendon Press, Oxford, 1890–1894. url: http://www.sacred-texts.com/bud/milinda.htm. 2v.

Schoff, Wilfred Harvey. The Periplus of the Erythraen Sea. Travel and Trade in the Indian Ocean by a Merchant of the First Century. Translated from the Greek and Annotated.: Longmans, Green and Co, New York, London, Bombay, Calcutta, 1912.

Schoff, Wilfred Harvey, Parthian Stations. An Accou nt of the Overland Trade Route Between the Levant and India in the First Century B.C. by Isidore of Charax: the Greek Text, with a Translation and Commentary.: The Commercial Museum, Philadelphia, 1914 .

Schokker, G. H. The Pādatāditaka of Śyāmilaka part 1 [edition]. Indo-Iranian Monographs IX., Mouton and Co., The Hague 1966

Schokker, G. H. and P. J. Worsley. The Pādatāditaka of Śyāmilaka., Reidel, Dordrecht, 1976

Shefer-Mossensohn, Miri and K. Abou Hershkovitz. “Early Muslim Medicine and the Indian Context: A Reinterpretation”. In: Medieval Encounters 19.3(2013):274–99.

Sircar, Dinesh Chandra. Indian Epigraphical Glossary. Motilal Banarsidass, Delhi, 1966

Stein, Marc Aurel. Notes on Ou-k’ong’s Account of Kaṣmīr. 135, 137 vols. Sitzungsberichte der Philosophisch-Historischen Classe der Kaiserlichen Akademie der Wissenschaften. Gerold. 1896.

Stein, Marc Aurel. Kalhana’s Rajatarangini: a Chronicle of the Kings of Kashmir, translated, with an introduction, commentary, and appendices. 2 vols.: Westminster Constable, London 1900. References are to the reprint, MLBD Delhi, 1989.

Takim, Liyakat N. The Heirs of the Prophet: Charisma and Religious Authority in Shi’ite Islam. Albany, SUNY Press, NY, 2006.

Touwaide, Alain and Emanuela Appetiti “Knowledge of Eastern Materia Medica (Indian and Chinese) in Pre-Modern Mediterranean Medical Traditions: A Study in comparative Historical Ethnopharmacology”. In: Journal of Ethnopharmacology 148.2 (2013):361–78.

Trenckner, Vilhelm, (ed.) The Milindapañho. Being Dialogues between King Milinda and the Buddhist Sage Nāgasena. The Pali Text., Williams and Norgate, London, 1880.

Wellmann, Max (ed.) Pedanii Dioscuridis Anazarbei de materia medica libri quinque. 3 vols. M. Weidmann, Berolini,1907–1914.

Yang, Han-Sung et al. The Hye Ch’o Diary: Memoir of the Pilgrimage to the Five Regions of India. Religions of Asia Series., Asian Humanities Press, Fremont, CA 1984 an imprint of Jain Publishing Company.

Вуястик Д. От Балха до Багдада: Индийская наука на заре Золотого века ислама в VIII в. н.э. [Электронный ресурс] / Д. Вуястик. – Режим доступа: https://www.academia.edu/30576715/From_Balkh_to_Baghdad_Indian_Science_and_the_Birth_of_the_Islamic_Golden_Age_in_the_Eighth_Century

Wujastyk D. From Balkh to Baghdad: Indian Science and the Birth of the Islamic Golden Age in the Eighth Century [Электронный ресурс] / D. Wujastyk. – Режим доступа: https://www.academia.edu/30576715/From_Balkh_to_Baghdad_Indian_Science_and_the_Birth_of_the_Islamic_Golden_Age_in_the_Eighth_Century

О новых переводах научных статей, посвященных йоге, в рамках проекта «YogaScience» можно узнать:

1. Подписавшись на наш канал в мессенджере Telegram с мобильных телефонов и ПК: https://telegram.me/YogaScience

2. На странице YogaScience в Facebook – https://www.facebook.com/YogaScience.research/