Переведено на добровольных началах для проекта «YogaScience»
Евгением Ефремовым.
Главный редактор: Дмитрий Данилов.
Корректор: Руслан Кулешов. Дизайн: Анастасия Борко, Александр Котельников.
Выпускающий редактор: Анна Девятая.

фрагмент статьи о коврике для йоги

Фрагмент статьи о коврике для йоги (из блога «The Luminescent»)

Жаклин Харгривз, Джейсон Берч

Кратко об авторах:

Джейсон Берч (Jason Birch) — доктор философских наук в сфере Востоковедения (cанскрит) в Оксфордском университете. Джейсон посвятил себя изучению cанскрита и, с 1996-го года, практике йоги. Его исследовательский интерес сосредоточен на средневековых йогических традициях Индии, в частности — хатха- и раджа-йоге.

Жаклин Харгривз (Jacqueline Hargreaves) — практик йоги с 2008-го года. Преподаватель йоги в Оксфорде до 2012 года. С 2013 года ведет 500-часовые курсы по подготовке преподавателей йоги. В настоящий момент проживает и ведет курсы в Сингапуре.

Использование коврика размером с полотенце для определения того пространства, где человек займется йогой, кажется вполне современным. Тем не менее, существуют исторические примеры размера, качества и типа поверхности, на которой следует практиковать йогу. Задолго до появления инновационного коврика-подложки, представленного Анджелой Фармер и коммерческого продвижения экологически чистых «липких» карематов, канонический коврик для йоги имел долгую и увлекательную историю.

Йогины различных традиций отдавали предпочтение определенным материалам для ковриков. Еще во времена «Бхагавадгиты» Bhagavadgītā (около II-III вв. н.э.) было предписано, что йогин должен сидеть на устойчивом сидении, не слишком высоком, не слишком низком, покрытом тканью, шкурой антилопы или травой куша (6.11).

Несколько столетий спустя, в некоторых Тантрах появились более сложные правила использования коврика. Они были обобщены в тексте «Пураш-чарана-чандрика», который представляет собой сборник подготовительных ритуалов (пурашчарана — puraścaraṇa) для пения мантр. Он была написана Девендрашрамой, который, предположительно, жил в пятнадцатом веке.*

Перед разделом, в котором описываются позы (āsana), Девендрашрама включает несколько стихов о типах коврика (также называемых āsana), на котором должен сидеть практикующий. Главным образом он описывает практику тантрического ритуала. Текст ниже показывает, что довольно широкий ряд ковриков был предписан для использования некоторыми тантриками:

цитата о йоге

«Послушайте о [ковриках] для Асан, которые были предписаны мудрецами. Необходимо знать, что шкура тигра приносит успех во всех делах; оленья шкура дает мастерство управления [своим] местоположением; коврик из ткани уничтожает болезни; коврик, сделанный из тростника, способствует процветанию; шелковый [коврик] питает, [а] шерстяной облегчает страдания.

[Выполняя] ритуалы, которые причиняют вред врагам, [следует использовать] черный [коврик], а в ритуалах, направленных на подчинение себе [других] — красный. В умиротворяющих ритуалах предписывается использовать белый [коврик], а во всех [прочих тантрических] ритуалах — разноцветный. В ритуалах, которые парализуют [других], применяют коврики из кожи слона, а в ритуалах, несущих смерть — из кожи буйвола. [В качестве альтернативы], в ритуалах изгнания [врагов] используют коврики из овечьей кожи, а в ритуалах подчинения — из кожи носорога. В ритуалах, вызывающих раздоры, предписана шкура шакала, а в ритуалах умиротворения — шкура коровы.

При повторении вселенской мантры, [сидение] на коврике из бамбука [ведет к] нищете, [а сидение] на коврике из дерева — к несчастью. [Сидение] на земле вызывает страдания, а на камне — болезнь. [Сидение] на коврике из соломы разрушает репутацию сидящего, а [сидение] на [коврике, сделанном из] прутьев, приводит к помрачению рассудка. [Сидение] на [поверхности из] кирпича приводит к тревожности. Посвященный домовладелец никогда не должен сидеть на коже пятнистой черной антилопы.

Аскет, лесной житель, человек, давший обет безбрачия (брахмачарин), и человек, совершивший ритуальное омовение [чтобы отметить конец брахмачарьи], должен сидеть на абсолютно квадратном [коврике], сделанном из травы куша, кожи антилопы или хлопка, поднятом [над землей] на расстояние одной или двух ладоней, или ширины четырех пальцев».

«Пураш-чарана-чандрика», несомненно, является сборником, поскольку многие из ее стихов найдены в более ранних Тантрах. Она учит восемнадцати позам, и большинство их названий и описаний упомянуты либо в более ранних Тантрах, либо в текстах, посвященных йоге, таких как «Васиштха-самхита»  XII века. Несколько поз, описанных в «Пураш-чарана-чандрике», можно найти лишь в «Хатха-прадипике» (XV в. н.э.), более ранних упоминаний о них в известных письменных источниках не найдено. Поскольку «Хатха-прадипика» и «Пураш-чарана-чандрика», вероятно, были написаны в одном и том же веке, и обе являются сборниками, то, скорее всего, они позаимствовали эти описания асан из более раннего текста, который не сохранился до наших времен. Следует отметить, что такие предписания в отношении типа коврика отсутствуют в текстах Хатха-йоги.

В наше время форма и бренд йога-мата часто являются четким индикатором стиля практики; практикующие Аштанга-виньясу отдают предпочтение хлопковым нитям тканого майсорского коврика, в то время как практикующие Айенгар-йогу, как правило, предпочитают подстилку с липкой поверхностью, которую проще сложить для использования в качестве опоры.

С появлением групповых занятий расположение ковриков и расстояние между ними (для вмещения максимального количества учеников и минимизации физических столкновений), похоже, зависят не только от популярности йога-класса, но и от культурных обычаев, касающихся личного пространства, и методики обучения конкретным стилям. Многие из этих правил являются негласными, некоторые — рациональными, а другие входят в состав развивающейся ритуализированной традиции, передаваемой от учителя к ученику, образуя, таким образом, новые обусловленные модели поведения.

Некоторые модели поведения являются очевидными культурными обычаями, исходящими из Индии, как, например, традиция разуваться (знак уважения к месту и учителю). Тем не менее, многие правила были разработаны, чтобы помочь управлять личным пространством во время совместной практики с другими учениками. И они часто имеют функциональное назначение, например, использование липкой поверхности коврика для большей безопасности при исполнении сложных асан.

Поскольку в современной йоге с использованием асан развились различные негласные нормы поведения, использование коврика стало символом индивидуального стремления к трансцендентальному (или к личному здоровью), в противовес социальной активности. Это привело к чеканке лозунгов, таких как «Сойди с коврика и иди в мир» (Off the mat and into the world), в попытке объединить концепции социализации и сознательной активности с практикой йоги. При сравнении со средневековой тантрической концепцией достижения освобождения, и власти над миром с помощью йоги и ритуалов, выполняемых на определенном коврике, эти лозунги кажутся весьма ироничными.

коврик для йоги

* «Пураш-чарана-чандрика» Puraścaraṇacandrikā была упомянута в тексте под названием «Крамадипика» Kramadīpikā, который был, вероятно, составлен приблизительно по окончании XVI века (см. Алексис Сандерсон, Шиваистская литература (The Śaiva Literature), 2014 г., стр. 69 № 267). «Пураш-чарана-чандрика» содержит стихи текстов, которые могут быть отнесены к XII-XIV вв., поэтому Девендрашрама, автор «Пураш-чарана-чандрики», вероятно, жил в XIV веке. Большая часть раздела «Пураш-чарана-чандрики», посвященного асанам, цитируется со ссылкой на источник в тексте «Пураш-чарья-арнава» (Puraścaryārṇava) (6.109 – 11, 6.116 – 42cd) Махараджи Пратапа Сингха Шаха Непала (1774–1777).

Раздел, посвященный коврикам, в значительной степени воспроизводится (без указания источника) в тексте «Тара-бхакти-судхарнава» Tārābhaktisudhārṇava Шринарасимха Тхаккура Śrīnarasiṃha Ṭhakkura 1668 г. н.э., (серия тантрических текстов Артура Авалона, 1940, стр. 367), и в бумажном манускрипте, называемом «Асана» (f. 1т), находящемся в Национальном архиве Катманду (E0991-09), который представляет собой сборник описаний различных асан и мудр (положений кистей рук). Текстовые параллели также обнаружены в тексте «Амшумадагама» (IFP TS3-019), «Саммоханатантра» (упомянута в «Пранатошани»(1820 г. н.э.), «Раматошана Бхаттачарья» , «Мерутантра» и «Дикшапракаша», Майтхила Дживанатха  (1869 – 1870). Стих, аналогичный вамшасане (vaṃśāsane), и т.д., цитируется и приписывается Нарада-панчаратре (Nāradapañcarātra) в «Харибхактивиласа» (Haribhaktivilāsa) Гопалабхатты (Gopālabhaṭṭa). Таким образом оказывается, что эти стихи оказались в ряде тантрических сборников в период позднего Средневековья.

Puraścaraṇacandrikā

NGMPP A42/5; со страницы 5r, строки 2 и далее.

uktāni munibhir yāni āsanāni niśāmaya |

sarvasiddhyai vyāghracarma sthānasiddhyai mṛgājinaṃ |

vastrāsanaṃ rogaharaṃ vetrajaṃ śrīvivardhanaṃ |

kauśeyaṃ pauṣṭikaṃ jñeyaṃ kāmbalaṃ duḥkhamocanaṃ |

abhicāre kṛṣṇavarṇaṃ raktaṃ vaśyādikarmaṇi |

śāntike dhavalaṃ proktaṃ citrakaṃ sarvakarmasu |

stambhane gajacarma syān māraṇe māhiṣaṃ tathā |

meṣīcarma tathoccāṭe khaḍgijaṃ vaśyakarmaṇi |

vidveṣe jāmbukaṃ proktaṃ bhaved gocarma śāntike |

vaṃśāsane dāridryaṃ daurbhāgyaṃ dārujāsane |

dharaṇyāṃ duḥkhasaṃbhūtiḥ pāṣāṇe vyādhisambhavaḥ |

tṛṇāsane yaśohāni pallave cittavibhramaḥ |

iṣṭakāyām athādhiḥ syād etatsādhāraṇe jape |

na dīkṣito viśej jātu kṛṣṇasārājine gṛhī |

viśed yatir vanasthaś ca brahmacārī ca snātakaḥ |

kuśājināmbareṇāḍhyaṃ caturasraṃ samantataḥ |

ekahastaṃ dvihastaṃ vā caturaṅgulam ucchritam |

 

Берч Д., Харгривс Ж. Фрагмент статьи о коврике для йоги (из блога «The Luminescent») [Электронный ресурс] / Д. Берч, Ж. Харгривс. – Режим доступа.

Birch J., Hargreaves J. The Yoga Mat («The Luminescent» blog, fragment) [Электронный ресурс] / J. Birch, J. Hargreaves. – Режим доступа.